Барон и «юденшвайн»

Говорила мне мама, учи языки

Аудио «Барон и юденшвайн», читает Аркадий Бухмин

У меня есть товарищ по фамилии Барон, а по имени Борис. В Латвии он имел разряд по снайперскому биатлону, что оказалось крайне необходимым в деле построения мирной жизни Афганистана. Человек он нервического склада, жуткий матерщинник, похабник и скабрезник.  Все его разговоры, как правило, на тему «ниже пояса». Впрочем, объяснение этой диспозиции имелось. Во время боевой операции Боря был ранен:

«Словно, б…ь, ожог, липкое, б…ь, стекает по ноге. Думаю, глазунью, суки, сделали из одного яйца. Отполз в сторону, осмотрел хозяйство. По касательной прошла, фальцетом пидорским петь не буду».
С тех пор у него начались разговоры только про ЭТО. Психологическая травма, бывает.
Работал мой товарищ на серьёзном заводе, вместе с иностранными специалистами, один из которых, немецкий инженер Ганс, выстроил замысловатую конструкцию. Мимо проходил Боря и, будучи под впечатлением от новой чертёжницы в короткой юбке, напевал «Рюмку водки», совершенно не обращая внимания на окружающую действительность. Услышав грохот за спиной, удовлетворённо кивнул и, не извинившись, потопал дальше, обдумывая план обольщения девицы. Но кроме шума его чуткое ухо вполне явно разобрало змеиное шипение «юденшвайн». Языками Борис не владел, но слова «юден» и «швайн»  понял. Ему захотелось ударить немца, но он превозмог себя. Однако благородная ярость рвалась наружу, и сдерживать её не было  сил.
Как ответить фашисту? И вот в памяти всплыли с детства знакомые фильмы про войну.

«Аусвайс, сука!» – страшным голосом захрипел Барон.

Ганс от неожиданности присел, рука потянулась к карману.

«Хенде хох, падла!» – воодушевился задетый за живое еврей.

У инженера рефлекторно дёрнулись руки, и он попятился назад, ища глазами укрытие.

«Цурюк, козёл, цурюк!»

Белобрысый нерешительно остановился. Наш парень чувствует, чего-то не хватает:

«Ахтунг, б…ь Покрышкин. Сейчас, сейчас».

И тут его прорывает —  вот оно, нашёл:

«Гитлер капут! Гитлер капут!» – зарычал Боря.

Забрало упало. Сжав кулаки, герой афганской войны двинулся на Ганса. На крики сбежался народ, подальше уволокли перепуганного насмерть антисемита, схватили Барона за плечи…
— Повезло, б…ь, фашисту, не успел суку спросить за Освенцим. В еврейской, кашерной, б…ь, стране, назвать еврея свиньёй. За такие слова я в совке ломал поганых антисемитов через колено.
— Боря, он и так тебя хорошо понял, — поддержал я товарища.
— Слов не хватило, — вздохнул Барон. — Говорила мне мама, учи языки, но это всё херня,  я такую тёлку видел…

 

 

Рисунок Рами Юдовина: «Барон»