Песнь Ламеха

Одно из самых загадочных мест Писания

«И сказал Ламэх (Лемех) жёнам своим: Ада и Цилла, послушайте голоса моего, жёны Ламэха! Вслушивайтесь в речь мою: мужа убил я за рану мне, и мальчика за побои мне. Если Каин будет отмщён всемеро, то Ламэх — семьдесят раз всемеро» (Быт. 4:23).

Значение имени Ламех интерпретируют по-разному.  Возможно, оно происходит от арабского lamaka— «месить тесто», некоторые объясняют слово למך (лемех) — «притеснение» (E. König, PRE, ХVIII, 244), другие «воин» или «победитель» (Budde, см. l. с.).

Знаменитый иудейский толкователь Раши приводит следующую легенду: потерявшего зрение Ламеха водил его малолетний сын Тувал-Каин; и однажды мальчик увидел нечто, показавшееся ему зверем; по приказу отца выстрелил из лука и попал в Каина.  Ламех в отчаянии всплеснул руками, но по неосторожности убил своего сына. Тогда его жены оставили его, и он пытался умилостивить их своей песнью.

А вот согласно Мидрашу (Beresch. r., XXIII, 5),  Ламех никого не убил, но его жены отказались от совместной с ним жизни, так как были уверены, что его потомство, являющееся седьмым поколением от Каина, обречено на гибель («ибо через семь поколений отмстится Каину», как толкует агада книгу Быт. 4, 15).  Ламех рассеял их страх, сказав: «разве я убил человека или дитя, что мое потомство должно погибнуть? Если Каин должен искупить свое преступление после семи поколений, то я, который никого не убил, должен искупить свои грехи после семидесяти семи поколений!» Эта интерпретация принята Онкелосом и Иосифом Флавием:

«Ламех же, став отцом дочери по имени Ноема и понимая хорошо и точно требования религии, был того мнения, что ему самому придется поплатиться за братоубийство Каина. Это он сообщил своим женам» (Иуд.  др. Кн.1, гл. 2:2).

На мой скромный взгляд, дело обстоит несколько иначе. Песнь Ламэха — одно из древнейших произведений Библии, и вероятно до нас дошёл лишь отрывок, ибо  не вполне ясно, к какому событию относится столь громкое заявление Ламэха. Этот стих напоминает хвалебные песни древних кочевников.

Известна древняя арабская песнь кочевников, в которой основной мотив — кровная месть, т.е. одна из обязанностей, от которой зависит репутация мужчины. Честь убитого требует возмездия. Нередко, как и говорится в песне Ламэха, убивали десятерых за одного, прославляя собственный «героизм».

В арабской песне герою пели женщины:

«Мститель за кровь вернулся к племени своему — женщины выходят навстречу ему с танцами и песнями». Сравните: «…при возвращении Давида с победы над филистимлянином, то женщины из всех городов израильских выходили навстречу Саулу царю с пением и плясками» (1 Цар. 18:6-7).

Согласно древнему восточному обычаю мести, было разрешено убивать мальчика из детей кровных врагов  только при достижении  им возраста ношения оружия. Возможно, этот обычай проясняет непонятные, на первый взгляд, слова Ламэха об убийстве мужчины и мальчика: «мужа убил за рану мне, и мальчика за побои мне».

Гордое бахвальство выражается в том, что отмщение за Ламэха суровее, чем за предка его Каина. Подобного рода восхваление содержится и в словах Ровоама:

«Мой мизинец толще чресл моего отца, если отец мой тяготил вас тяжким игом, то я прибавлю к игу вашему: отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами» (3 Цар. 12:10-11).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s