Свадьба в ресторане гурме

Главное, чтобы невеста и жених были довольны, да и гостям будем что вспомнить, когда они ещё попадут в гурмэ-ресторан, в котором подают на чересчур больших тарелках слишком маленькие порции

А эта свадьба, свадьба, свадьба, пела и плясала,

И крылья эту свадьбу вдаль несли,

Широкой этой свадьбе было места мало,

И неба было мало и земли.

Гурмэ — как много загадочного и изысканного в этом слове. Моя двоюродная сестра и её респектабельный жених решили отпраздновать в одном из тель-авивских ресторанов событие, которое бывает только раз в жизни, а если кому повезёт, то и два.

Отец невесты не был доволен выбором зала. Он хотел устроить свадебную церемонию в самом шикарном месте, с видом на тихое, играющее барашками ультрамариновое море. И обязательно с бассейном для любителей освежиться перед тем, как сесть пьяными за руль. Ведь старшая дочь и её жених свадьбой в Кейсарии остались довольны, и что немаловажно, гости ещё долго вспоминали праздник. Так почему же не повторить радостные фейерверки и танцы до утра под высоким звёздным небом; и луной, нежной и печальной, прикрытой туманом как новобрачная фатой.

«Нет! — твёрдо сказала доченька. — Мы хотим скромно, но со вкусом».

Забегая вперёд скажу, что скромно не получилось, но со вкусом — таки да.

На вымощенной палубной доской набережной, в бывшем ангаре под номером не 18, бери выше, расположился единственный израильский ресторан, включённый в знаменитый французский путеводитель «Les Grandes Tables Du Mondes».

Каждый столик был накрыт на шесть персон, посередине стояла ваза из тончайшего китайского фарфора, в которой находились остатки рая на земле: дикие долгоживущие белые орхидеи.

Играла неживая музыка, которую ставил слишком живой ди-джей.

К нам подошёл холеный официант с накрахмаленным воротничком, похожий на британского офицера, строгий, но дружелюбный. Он с гордостью рассказывал о сложных ингредиентах эксклюзивных блюд, которые приготовлены под бдящим присмотром лучшего в мире шеф-повара.

— Соус готовил сам, — значительно произнёс гарсон. — Сейчас лето, поэтому меню соответствует времени года, и кстати, овощи выращены в естественном грунте. Я принесу вам фирменное блюдо – ризотто с шафраном, с трюфельным карпаччо и лесными грибами.

— А кто в лес ходит за грибами, сейчас же не сезон? – с недоверием переспросил я.

— У нас поставка со всего мира. Всё лучшее и наисвежайшее, — заверил меня кельнер. – Но это не всё, — продолжил он. – Вас ожидает истинное наслаждение гурмана – кусочки из ещё вчера жующей травку молодой коровьей вырезки в соусе из испанских томатов, с бальзамическим уксусом. Подаётся вместе с салатом из рукколы и сыром пекорино.

И тут до меня дошло, что ресторан не вполне кошерный, хотя вовсе и не «русский». А, ладно, в Израиле всё кроме свинины кошерно.

Бар поразил ассортиментом самых дорогих крепких алкогольных напитков, самым дешёвым из которых был коньяк «Hennessy XO». Но мне нельзя, я за рулём, поэтому только вино, ну и какой-нибудь экзотический коктейльчик, и повторить.

Вскоре пришёл «британский офицер». В руках он держал большую, тяжёлую белую тарелку, на которой замысловатой изысканной пирамидкой на тонюсеньких лоскутах сыра были выложены говяжьи ломтики. Похоже, специально выписанный из Италии художник полил, вычурным узором, какой-то ароматической вязкой жидкостью вокруг мяса и заботливо положил рядом несколько листиков неизвестного мне растения.

— Тальята ди манзо! — быстро, но торжественно произнёс официант.

— Будь здоров! — сказал я ему, мне почему-то показалось, что он, падла, чихнул.

«Вот же гад, а не офицер, я съем эту хрень гораздо быстрее, чем он мне о ней рассказал».

Ничего не скажу плохого, вкус специфический, деликатес. Правда, непонятно, зачем подают ножик, что там резать. Но спешить не надо, следует насладиться каждым кусочком.

Огляделся, посмотрел на гостей, наших русско-еврейских мужиков. Нет, не поймут. И правда, никто ножом не пользовался, натыкали на вилку прозрачный сыр, тонкое мясо, макнули в соус — и в рот, траву же пальчиком в сторону, «наши люди» не травоядные. Ждут мяса. А нам подают то ли суп, то ли кашу. Скажу я вам — неплохо, даже лучше, чем у моей бабушки, потому что эти черти ещё бухла дорогого добавили. Аромат…

Затрубил ирландский рожок, вступила скрипка и молодые тель-авивские евреи, друзья жениха и невесты, повскакали со своих мест и стали отплясывать кельтскую джигу.

Им весело, а «наши люди» недоумевают: пить, слава Богу, есть что, но мы же не босяки, чтобы принимать крепкое без закуски.

Официанты мило улыбаются:

— Скоро будет умопомрачительный десерт. Ручной работы шоколад с начинкой пралине, мороженое, изготовленное из чая, привезенного из далёкой Шри-Ланки, и тюиль из китайского кунжута.

— Что ты тут втираешь! – возмущался «наш человек». – Жрать неси!   Какой десерт? Где основное блюдо?!

— Основное блюдо я приносил вам два раза, мы уже ничего не готовим. В вашем распоряжении бар со всевозможными напитками, — ухмылялся коварный гарсон.

Напоминание о выпивке немного успокоило голодных мужиков, ничего не понимающих в изысканных блюдах.

Ты ведь не в шашлычной или столовой, а в элитарном, черт возьми, месте, где важно не количество, а качество. Хорошего должно быть мало, тогда оно больше ценится и лучше продаётся. Свободное место на тарелке позволяет разгуляться фантазиям кулинарного художника, украшающего кушанье для услады взора ценителя прекрасного. Но эти липовые французы не понимают душу русского человека, который пришёл в кабак выпить и хорошо покушать.

Если «наш человек» видит цель, он обязан ее поразить. Как можно проигнорировать шотландский односолодовый, выдержанный в бочках из-под хереса сорокалетней выдержки вискарик?  Но как осилить спиртной напиток крепостью 44.3 % без закуски? Можно, конечно, но, во-первых, не то удовольствие, а во-вторых, вредно для здоровья.

Папа невесты, настоящий русский человек еврейской национальности, таки да нашёл выход из столь сложной ситуации. Он принял единственно верное и креативное решение. Нет, не поехал спать голодным, не на того напали, и не послал жену приготовить яичницу на местной кухне.  Папаша поступил иначе: он позвонил в доставку пиццы…

Никогда ещё презренная лепёшка с тёртым сыром не оскверняла это сакральное место, храм сладострастного чревоугодия. Официанты остолбенели. Вытянув шеи и округлив глаза, они взирали на посыльного в мотоциклетной каске и вереницу следующих за ним счастливых мужиков, помогающих ему нести ароматные коробки пролетарской еды в заведение, входящее в список 150 лучших ресторанов мира по версии престижного «Michelin».

Уходя, я увидел штук 30 карточек с именами, неиспользованные приглашения на свадебный обед, стоивший примерно полторы тысячи шекелей на человека. Устроитель банкета не вернул и 10% от затрат на свадьбу, правда, он на это и не рассчитывал.

Главное, чтобы невеста и жених были довольны, да и гостям будем что вспомнить. Когда они ещё попадут в гурмэ-ресторан, в котором подают на чересчур больших тарелках слишком маленькие порции.