«Нечистые» и «чистые» животные

Кашрут — диета или ритуал?

Тора подробно говорит о запрещённых и разрешённых в пищу животных. Животное, запрещённое в пищу, называется «таме», т. е. ритуально нечистое: «мяса их не ешьте и к трупам их не прикасайтесь; нечисты они для вас». (Лев. 11:8).

Вот признаки, по которым можно определить животное, допускаемое к употреблению в пищу: жует жвачку, и при этом имеет раздвоенные копыта. Однако сами ритуально чистые животные не перечисляются. При этом, упоминаются четыре запрещённых животных — верблюд, даман, заяц и свинья, видимо, чтобы в дальнейшем не возникло споров о пригодности их в пищу. Они имеют вместо обязательных двух характеристик пригодности только один — жуют жвачку или имеют раздвоенные копыта, но двумя признаками одновременно эти животные не обладают (Лев. 11:4-7).

Также даны чёткие указания в отношении морских обитателей и снова показывают два признака пригодности – плавники и чешуя. Все остальные, не имеющие этих двух опознавательных знаков, в пищу запрещены.

Птицы перечисляются подробно — упоминаются двадцать видов пернатых, запрещённых в пищу, в большинстве своём питающихся убоиной и падалью.

Запрещаются в пищу все насекомые, кроме некоторых видов саранчи. Возможно, это выпадающее из общей системы послабление связано с трудной досягаемостью пищи в условиях пустыни, по которой Моисей вел народ Израиля. Это разрешение свидетельствует о древности закона, восходящего к первоначальной традиции народа-кочевника.

Нечисты также мелкие животные, ползающие по земле, такие как змеи, мыши, черепахи, ящерицы и т. д.

Дотронувшийся до их трупов становится нечистым до вечера. Всякая вещь, которая имела соприкосновение с трупами этих животных — становится нечистой.

Глиняный сосуд, печь и очаг должны быть уничтожены, если произошло соприкосновение с трупом животного. Питьё из сосуда, внутрь которого попала мертвечина, также становится нечистой.

Употребление в пищу пресмыкающихся возбраняется категорически, так как считается осквернением человека: «не оскверняйте душ ваших каким-либо животным пресмыкающимся и не делайте себя чрез них нечистыми, чтоб быть чрез них нечистыми» (Лев. 11:43-46).

Нам важно понять, оригинальны ли законы «кашрута».

Известно, что в древнем Египте существовало понятие о ритуальной чистоте и святости посредством воздержания от определённой пищи. Для прочтения 64 главы Книги Мёртвых необходим был отказ от употребления в пищу мяса и рыбы, а также от контактов с женщинами:

«Эта глава должна быть прочитана человеком ритуально чистым, не вкушающим рыбы или мяса и не прикасающимся к женщинам».

На одной египетской стеле, воздвигнутой в XIV в. до н. э., сообщается, что строитель не осквернялся нечистой пищей:

«Не ел никакой мерзости, не вкушал рыбу и даже не ловил её».

В папирусе Галовера 3292 употребляется понятие «чистый» (wcb), означающее физическую или нравственную чистоту.

В Египте не существовало тотального запрета употреблять в пищу рыбу. Только при определённых случаях, в определённое время, например, в период наполнения Нила или в двадцать второй день первого месяца, египтянам было предписано воздерживаться от рыбы, так как в этот день, по египетскому поверью, бог Ра создал водоплавающих. Вполне вероятно, это один из способов сохранить поголовье рыб.

О запрещении употреблять нечистую пищу также известно из надписи в храме Исиды:

«Желающий посетить храм должен воздерживаться от употребления нечистой пищи и должен быть обрезан» (6-10 строка).

В папирусе Нута говорится, что употребляющие в пищу мясо являются ритуально нечистыми.

По словам Геродота, свинья считалась нечистым животным:

«Свинью египтяне считают нечистым животным. И если кто-нибудь, проходя мимо, коснётся свиньи, то сразу же идёт к реке и в одежде, которая на нём, погружается в воду. Также и свинопасам, единственным из всех египтян, несмотря на их египетское происхождение, не дозволено вступать ни в один храм» (Геродот II; 47).

Сообщение несколько странно, потому что по словам того же Геродота, египтяне приносят в жертву свиней двум богам — Селене и Дионису, и после жертвоприношения вкушают свинину:

«Прочим богам, кроме Селены и Диониса, египтяне не приносят в жертву свиней, да и этим богам — только в известное время, а именно в день полнолуния. Затем после жертвоприношения вкушают свинину» (Геродот II; 47).

В Египте существовали разные традиции, и поэтому Геродот зафиксировал два различных обычая.

Археологические находки времён Древнего Царства свидетельствуют, что египтяне употребляли свиней и кабанов в пищу.

Несколько позднее, вплоть до 18 династии (2190-2160 до н. э) не встречается изображение свиньи, в могилах не обнаружено костей этого животного. В период Среднего Царства (2106-1786 до н. э.) развивается свиноводство. Были обнаружены свиноводческие фермы, изображение свиньи служило амулетом, даже богиня Нут изображается в виде свиньи. Но вместе с этим в Египте развивается и противоположная традиция. Сет, противник Гора, изображается в виде свиньи. Свинья становится отверженным и нечистым животным:

«Затем Ра сказал Гору: «Посмотри на ту чёрную свинью», и Гор посмотрел, и тут же глаз его пострадал».

«Чёрная свинья, на которую посмотрел Гор, была на самом деле Сути, который превратился в чёрную свинью, и именно он поразил глаз Гора огнём. Затем Ра сказал двум другим богам: «Свинья вызывает у Гора отвращение; но хотя это отвратительное ему существо, он поправится». (Папирус Ну, Британский Музей, N10477, лист 18).

В священных египетских законах также говорится о птицах, разрешённых и запрещённых к употреблению в пищу, только причина запрещения противоположная, чем в законодательстве Моисея.

Коршун, ястреб, ибис, орёл в Египте являлись священными, так как символизировали богов, и поэтому их было запрещено употреблять в пищу.

В Египте не было тотального (как в законах Израиля) запрещения на употребление в пищу животных, считавшихся нечистыми, но только при определённых случаях, в особенные дни и в определённый период египетской истории. Не было столь подробного описания признаков нечистых или чистых животных и птиц, как в законах Торы.

В Зороастризме существует понятие «храфстра» — это животные и насекомые, считавшиеся вредными порождениями божества Ангро Манья. К ним причисляются волки, черепахи, змеи, практически все земноводные и все бескрылые насекомые:

«Дух Зла напал в облике змея и сразу наплодил ядовитых змеёнышей. Мириады храфстра — крысы, мыши, землеройки, и змеи, и ящерицы, и лягушки, и муравьи, и какие другие есть ещё многоножки, черви, ядовитые, жалящие расползлись и заполонили все пастбища, так что без вредоносных тварей не осталось на земле и места с остриё иголки» (Сказание о сотворении мира).

Уничтожение «храфстра» считалось богоугодным делом. В тексте «Авесты» говорится об искуплении посредством уничтожения «храфстра». Было строжайше запрещено убивать выдру, так как это животное уничтожает «храфстра»:

«Если кто убьёт выдру, жилищем тому будет ад, род его угаснет, он не сможет искупить грех, если не получит десять тысяч ударов ритуальной плетью… Не совершит десять тысяч жертвоприношений, не убьёт десять тысяч змей, десять тысяч ящериц, десять тысяч жаб, десять тысяч древесных лягушек, десять тысяч муравьёв, десять тысяч мух…» (Видевдат 14.1 — 10).

Геродот рассказывает об обычаях персидских магов уничтожать животных, которых они считали вредными:

«Маги же собственноручно убивают всех животных, кроме собаки и человека. Они даже считают великой заслугой, что уничтожают муравьёв, змей и пресмыкающихся и летающих животных» (Геродот I;140).

Законы зороастризма о вредных и полезных животных отличаются от законов Пятикнижия о нечистых и чистых животных. Иудейские законы не приписывают уничтожать нечистых животных. Кроме этого, полезные животные по учению Заратустры, такие как собака, выдра, лошадь, согласно Торе являются нечистыми.

Можно предположить, что законы книги Левит о «кашруте» — это диетические и гигиенические правила, регламентирующие пригодность употребления в пищу того или иного животного. Правда, в таком случае, не совсем ясно, почему животные, не пригодные в пищу, названы «ритуально нечистыми». Но, с другой стороны, как объяснить человеку, жившему тысячелетия назад, что определённые виды животных не пригодны в пищу, приносят вред? Разумнее всего, чтобы оградить древних людей от поедания вредных для здоровья животных, объявить их ритуально нечистыми. Ведь только такое объяснение может предотвратить употребление животных, контакт с которыми приводит к отравлениям, болезням и эпидемиям.

Конечно, сложно представить, что все правила, описанные в 11 главе книги Левит, были плодом измышлений кочевника. Многие пищевые запреты неактуальны в условиях пустыни, в которой не обитают большинство из перечисленных животных и уж, конечно, рыб. Хоть нам известно об отступлении от общего правила — разрешение употреблять в пищу различные виды саранчи, однако встаёт вопрос: в условиях пустыни трудно выжить, минимум пищи зачем вводить какие-то пищевые запреты, причём совершенно несвоевременные?

Впрочем, сбрасывать со счетов гениальность, пророческий дар Моисея, божественные откровения, является неправильным, если мы хотим быть непредвзятыми исследователями и учитывать все факторы, даже невозможные с нашей точки зрения.

Вероятно, запрещение употреблять в пищу перечисленных в книге Левит животных, птиц, пресмыкающихся, насекомых – необходимая мера для сохранения здоровья нации, потому что эпидемия страшней, чем недоедание, потому что могла свести в могилу весь народ, находящийся в ограниченном пространстве.

Выявление общей системы распознавания животных по внешним признакам (например, одновременно два обобщающих признака: раздвоенное копыто и срыгивание жвачки), — является простым и гениальным.

Употребление в пищу хищников, поедающих падаль и накапливающих в своём мясе трупный яд, опасно для человека, приводит к отравлениям и различным заболеваниям. Даже заяц, очаровательный грызун, объявлен нечистым. Но этот, на первый взгляд, безобидный зверёк при определённых обстоятельствах поедает мышек, а иногда и своих сородичей. Кроме того, зайцеобразные болеют общими для человека и животных болезнями: туляремией, бруцеллезом, листериозом. Верблюд болеет бруцеллезом и чумой. Тушканчик служит переносчиком ряда инфекций, в том числе и чумы. Свиньи нередко бывают носителями сальмонелл, мясо часто заражено ленточными глистами и цепнями. Свиньи в жарком климате, представляют эпидемиологическую опасность из-за множества общих с человеком болезней.

Интересно, что в Писании совсем мало мест, упоминающих пищевые запреты. Пророк Исайя осуждает народ за употребление свинины. Правда, из контекста не вполне ясно, осуждается вкушение свиного мяса как такового, или какой-то идолопоклоннический ритуал, в котором свинья приносилась в жертву:

«Народ, гневящий Меня пред лицом Моим постоянно; приносящие жертвы в садах, и воскуряющие на кирпичах. Обитающие в могилах и в скрытых местах ночующие, едящие мясо свиное, и отвар гнусный (в) сосудах их» (Исайя 65:3-5).

Вполне вероятно, что употребление свинины являлось частью языческого ритуала, так как в древности простой бедный народ, как правило, ел мясо только во время празднеств и жертвоприношений:

«Те, которые освящают себя и очищают себя в рощах, один за другим, едят мясо свиное, и мерзость, и мышь, вместе погибнут — слово Господа» (Исайя 66: 17).

В любом случае из слов пророка явствует негативное отношение к поедающим свинину и мышей. Ведь если во время идолопоклоннического ритуала вкушали баранину или говядину, то вряд ли пророк упомянул бы в списке преступлений употребление этой пищи. Поэтому пророк ссылается на сложившуюся, известную традицию об употреблении в пищу нечистых животных.

Похоже, понятие «нечистое» воспринималось не только зороастрийцами, но и иудеями не только как запрещённое в пищу, но также нечто неблаговидное, мерзкое. Однако вряд ли древние иудеи относились негативно к таким животным, как лошадь (которая оценивалась дороже человека-раба), верблюду или собаке, ведь эти животные использовались евреями на войне и в быту. Поэтому «нечистое» не во всех случаях являлось синонимом «мерзкое», но всего лишь запрещённое в пищу.

Апостол Пётр видел полотно, спускаемое с неба, в котором находились «нечистые» животные. Пётр услышал Голос, повелевший ему: «заколи и ешь». И он в изумлении ответил: «никогда не ел ничего скверного или нечистого». Но получил ответ: «что Бог очистил, того не почитай нечистым» (Деяние 10:11-16).

Видение Петра, как мы выясняем дальше из повествования, не говорит о разрешении вкушать некошерную пищу, но позволяет евреям входить в дома к неевреям, которые во времена Иисуса почитались за ритуально нечистые, так как язычники не следовали предписаниям Моисея, не проходили обряды очищений. Чтобы объяснить это нововведение, следовало использовать понятные, знакомые символы для такого иудея как Шимон бар-Иона (апостол Петр).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s