А был ли мальчик?

Если я не ослышался, вы изволили говорить, что Иисуса не было на свете?

«-Если я не ослышался, вы изволили говорить, что Иисуса не было на свете? — спросил иностранец, обращая к Берлиозу свой левый зеленый глаз.
-Нет, вы не ослышались, — учтиво ответил Берлиоз, — именно это я и говорил.
-Ах, как интересно! — воскликнул иностранец.
«А какого черта ему надо?» — подумал Бездомный и нахмурился.
— А вы соглашались с вашим собеседником? — осведомился неизвестный, повернувшись вправо к Бездомному.
— На все сто! — подтвердил тот, любя выражаться вычурно и фигурально
» (М. Булгаков. Мастер и Маргарита).

Некоторые, вслед за мифологистом Бауэром представителем Тюбигемской богословской школы до сих пор отрицают историчность Иисуса. Персонаж романа Булгакова Берлиоз разделял мнение Бауэра, которое «на все сто» поддержал поэт Бездомный.

Согласимся ли мы с таким смелым утверждением? Уж извините…

Мифологисты утверждают, что Евангелия были написаны спустя чуть ли не столетия после описываемых ими событий.

Однако, это неправда. Евангелия были написаны через 20-50 лет после смерти Иисуса.
Это вытекает из самого текста и доказательств, представленных ниже. Кроме исторической ситуации, теологических проблем, которые описывает Новый Завет, существуют материальные доказательства.

В Египте в 1920 году был найден фрагмент евангельской рукописи, написанной в начале II века, причем самого позднего евангелия от Иоанна. Происходит он либо из Оксиринха, либо из Файюмского оазиса; датируется 110 годом, содержит отрывки из Евангелия от Иоанна: стихи 18:31-33 и (с обратной стороны) 18:37-38.

Первоначально кодекс, видимо, состоял из 150 страниц. Хранится в библиотеке имени Джона Райленда в английском Манчестере. Условное обозначение Р52, библиотечный номер 457.

Хотя количество сохранившихся стихов весьма невелико, этот маленький кусочек папируса представляет такую же очевидную ценность, как и целый кодекс, являясь доказательством того, что четвертое Евангелие было известно в первой половине II столетия в провинциальном городке на берегу Нила в нескольких сотнях километрах от места его написания — города Эфес в Малой Азии, где писал Евангелие апостол Иоанн.
Мифологисты заявляют, что не существует рукописей Нового Завета, датируемых временем до IV века. Это не так, существуют многочисленные фрагменты рукописей начала III века.

Некоторые считают, что канонизация Нового Завета заняла более тысячи лет, и потребовалось «много соборов», чтобы провести грань между богодухновенными и подложными книгами. Однако, уже в середине второго века существовал канон Муратори, найденный в 1740 году в Амброзианской библиотеке историком Людовико Муратори. Автор перечня, возможно Ипполит Римский принимает за канонические четыре Евангелия, Деяния апостолов и 13 посланий апостола Павла, еще три апостольских послания, возможно Иакова, Петра и Иуды, также апокалипсисы Иоанна и Петра, правда оговаривается, что насчет последнего в церквях существуют сомнения.
В 367 году отец Церкви Афанасий описывает сложившийся канон Нового Завета.

Еще одно «доказательство» мифологичности Иисуса, —  римляне вели тщательные отчеты обо всей своей деятельности, особенно о юридических процедурах, поэтому должен быть отчет о казни Христа Понтием Пилатом.

Утверждение весьма странное, так как мы не уверены, существовала ли в первом веке стенограмма суда. Более того, не сохранились записи никаких других судебных процессов того времени.

Кроме Евангелий, существуют послания Павла, написанные ранее благовестий от Матфея, Марка, Луки и уж конечно Иоанна.

Апостол Павел написал своё первое дошедшее до нас послание (1 Послание к Фессалоникийцам) около 49 года, а последнее (Послание к Римлянам) — через двенадцать-тринадцать лет после этого. Послания Павла созданы спустя двадцать лет после традиционной даты распятия.  Павел видел в Иисусе историческую личность, еврея, сына Давида, который жил, проповедовал и был распят римлянами.

Павел предельно ясно дает понять, что Иисус родился во плоти, как человек и был под властью исполнения заповедей Торы.

«Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына своего, который родился от женщины, родился под Законом (Торы), чтобы искупить подзаконных…» (Гал 4:4-5).

Отсюда также видно, что Иисус адресовал свою миссию евреям, что соответствует словам Евангелия от Матфея:

«Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Мф. 15:24).

Павел упоминает мать Иисуса «родился от женщины». В другом месте Павел пишет о братьях Христа, которые после смерти Иисуса стали проповедниками:

«Или не имеем власти иметь спутницею сестру, жену, как и прочие апостолы, и братья Господни, и Кифа?» (1 Кор 9:5).

Некоторые считают, что выражение «братья Господни» следует понимать в духовном смысле — во Христе все люди братья. Однако если бы Павел имел это в виду, остальная часть фразы не имела бы смысла: получилось бы, что апостолы и даже Кифа (Петр) не являются «духовными братьями» Иисуса, потому что о них сообщается обособленно от «братьев».

Апостол Павел подробно рассказывает о Иакове Праведном, брате Иисуса:

«Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать. Другого же из апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господня. А в том, что пишу вам, пред Богом, не лгу». (Гал 1:18–19).

Итак, Павел знал, что у Иисуса были братья, с одним из них был лично знаком. Судя по всему, Павел знал и о наличии у Иисуса двенадцати учеников: «…воскрес в третий день… явился Кифе, потом Двенадцати» (1 Кор 15:4–5).

Павел цитирует некоторые высказывания Иисуса, например:

«Ибо я от самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание». (1 Кор 11:23–24).

Возможно, Павел упоминает слова Иисуса, воспринятые им от первых апостолов, которые в точности запомнили эти слова.

Сведения посланий Павла соответствуют данным из евангельских преданий.
Существует ещё одно свидетельство об Иисусе — Евангелие от Фомы, датируемое самое позднее концом  I века.

Также найдены в Египте отрывки евангелия от Петра, папирус Эджертона (первая половина II века). Сложно сказать, сколь пространным было данное произведение: от него остался лишь маленький фрагмент с четырьмя эпизодами из жизни Иисуса, один из которых не имеет параллели ни в канонических, ни в неканонических Евангелиях. Здесь как минимум в одном отрывке (а возможно, и во всех четырех) мы располагаем ещё одним независимым свидетельством об Иисусе.

Теперь о главном свидетельстве – текстах Евангелий. Четыре различных источника информации, переданных разными людьми, в разное время, являются доказательствами историчности Иисуса.

Несмотря на то, что тексты Евангелий стали появляться примерно через 20-40 лет после традиционной даты смерти, они были основаны на более ранних письменных источниках. Эти источники до нас не дошли, но коль протоевангелия существовали, они относились к более раннему периоду, чем Евангелия. Вспомним пролог Евангелия от Луки:

«Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе….» (Лк 1:1–3).

Евангелия написаны на греческом языке, восходят к преданиям на арамейском разговорном языке евреев земли Израиля I века. Эти предания имели хождение в Иудее уже в первые годы христианства, до того как оно распространилось в грекоязычные земли разных областей Средиземноморья.

В нескольких евангельских отрывках оставлены слова на арамейском: транслитерированы греческими буквами, а рядом поставлен перевод. Взять хотя бы рассказ о воскрешении девочки: «Талифа куми!» (Мк. 5:41). Это не греческая фраза, а арамейская. Поэтому евангелист Марк снабжает ее переводом:«Девица, тебе говорю, встань». Этот рассказ изначально имел хождение по-арамейски, и переводчик на греческий оставил ключевую арамейскую фразу, требовавшую, однако, перевода для грекоязычных читателей.  Аналогичным образом, в конце евангельского рассказа Иисус восклицает на кресте по-арамейски: «Элои! Элои! ламма савахфани?» (Мк 15:34). Марк поясняет смысл фразы: «… что значит: Боже мой! Боже мой! Для чего Ты меня оставил?» Мы наблюдаем это не только в Евангелии от Марка. Евангелие от Иоанна, независимо от других Евангелий, содержит ряд арамейских слов. В одном только отрывке Ин 1:35–52 есть три случая.  Узнав от Иоанна Крестителя, что Иисус есть «Агнец Божий», два ученика хотят познакомиться с Иисусом. Подойдя к нему, они обращаются к нему: «Рабби!». Евангелист переводит для читателя это арамейское слово: «…что значит: учитель».  Когда Андрей, один из двух учеников, убеждается в мессианстве Иисуса, он идет к своему брату Симону и говорит: «Мы нашли Мессию». Опять же евангелист поясняет для грекоязычных читателей это арамейское слово: «…что значит: Христос».

Затем, Иисус беседует с Симоном и говорит: «Ты наречешься Кифа». Евангелист дает расшифровку этого арамейского слова: «… что значит: камень (Петр)». Итак, ряд евангельских рассказов изначально передавался по-арамейски, а значит, они восходят к древнейшему преданию именно на территории где арамейский язык был в употреблении.

Мифологисты обычно подчеркивают, что ни в одном нехристианском источнике I века нет надежного упоминания об Иисусе. Считается, что Иисус умер приблизительно в 30 году н. э. Однако на протяжении восьмидесяти с лишком лет о нем не упоминает ни один греческий или римский автор.

И это утверждение не вполне верно, так как еврейский историк Иосиф Флавий, автор I века сообщает об Иисусе. И если греческий текст Иудейских древностей содержавший свидетельство об Иисусе несвободен от интерполяций, то арабская версия Агапия Ал-Манбиджи кажется аутентичной:

«Вот что он говорит в своем трактате, который он написал об установлениях иудеев: В это время жил мудрый человек, которого звали Иисус; поведение которого было безупречным и [который] был известен своей добродетелью. И многие из иудеев и из других народов стали его учениками. Пилат осудил его на распятие и смерть. Но те, которые были его учениками, не отказались от его учения. [Они] рассказывали, что он явился им через три дня после своего распятия, и что он был живой. Поэтому-то, он был возможно тем Мессией, о котором пророки возвестили чудесное».

Сравните с известной версией текста на греческом:

«В это же время жил Иисус, человек мудрый, если Его вообще можно назвать человеком. Он творил удивительные дела и учил людей, с удовольствием принимавших истину. Он привлек к себе многих иудеев и многих греков. Это был Христос. Когда Пилат, выслушав обвинения в его адрес со стороны людей самого высокого звания среди нас, осудил его на распятие, то те, кто с самого начала возлюбили [Его], не отреклись от него. На третий день он явился им вернувшимся к жизни. Пророки Божии предрекли это, а также множество других его чудес. И поныне существует еще род христиан, именуемых таким образом по Его имени».

Теперь отметим расхождения между этой версией и греческим текстом. Некоторые из этих расхождений существенны.

  1. Агапий не подвергает сомнению то, что Иисус является человеком.
  2. Агапий ничего не говорит о творимых Иисусом чудесах; он отмечает лишь, что образ жизни его был безупречным и он отличался своей добродетелью.
  3. Ничего не говорится о роли иудейских старейшин в деле Иисуса.
  4. В греческом тексте о явлении Иисуса его ученикам после распятия сообщается от лица автора; в версии Агапия это явление передается как сообщение, исходящее от его учеников. Обстоятельство, что эта история основана на слухе, отмечается очень ясно.
  5. В середине греческого текста Testimonium стоит бескомпромиссное утверждение: «Он был Мессией». В параллельном месте в версии Агапия оно стоит в конце Testimonium, говорится с некоторым сомнением: «Он был, возможно, Мессией».

Кроме Иосифа Флавия об Иисусе свидетельствовали Плиний Младший, Светоний и Тацит. Свидетельства эти не содержат восхвалений, скорее наоборот, христианство названо «зловредным суеверием». Не было причин в глубокой древности подделывать тексты римских авторов, так как вопрос с историчностью Иисуса до середины XIX века не стоял.

Тацит почти наверняка обладал информацией об Иисусе. В частности, он знал, что Иисус был распят в Иудее при Понтии Пилате. Иосиф Флавий, также знал об Иисусе: о некоторых важных фактах его жизни и о казни при Понтии Пилате. Таким образом, Тацит и Иосиф Флавий дают независимое внеевангельское свидетельство о существовании Иисуса.

Ранние христианские источники нельзя сбрасывать со счетов. Отцы Церкви, авторы II века пишут об Иисусе, например, Папий Иерапольский христианский писатель начала II века. Его сочинения дошли до нас лишь в цитатах у более поздних христианских авторов. Из этих более поздних источников мы узнаем, что Папий написал пятитомную работу под названием «Истолкование слов Господа». Это произведение было написано около 120–130 гг. н. э. Неизвестно, почему именно христианские переписчики не сохранили ее для потомков: возможно, некоторые воззрения Папия казались неприемлемыми для официальной церкви.

Важнее, однако, что ему были известны высказывания Иисуса. Он был лично знаком с людьми, знавшими апостолов или их спутников. Отметим следующий фрагмент из его сочинения, который приводит Евсевий Кесарийский:

«Марк был переводчиком [истолкователем?] Петра; он точно записал все, что запомнил из сказанного и содеянного Господом, но не по порядку, ибо сам не слышал Господа и не ходил с ним. Позднее он сопровождал Петра, который учил, как того требовали обстоятельства, не собирался слова Христа располагать в порядке. Марк ничуть не погрешил, записывая все так, как запомнил; заботился он только о том, чтобы ничего не пропустить и не передать неверно». Так говорит Папий о Марке. О Матфее он сообщает следующее: «Матфей записал беседы Иисуса по-еврейски, переводил [истолковывал?] их кто как мог». Он же… рассказывает о женщине, которую обвиняли перед Господом во многих грехах. Рассказ этот есть в «Евангелии от евреев»…» (Церковная история 3.39.7-17).

Папий прямо говорит о своем знакомстве с людьми, знавшими апостолов или как минимум спутников апостолов. Когда эти люди приходили в его малоазийский город Иераполь, Папий, руководитель местной церкви, расспрашивал их об Иисусе и апостолах.  Свидетельство Папия — не свидетельство очевидца, лично видевшего Иисуса, но весьма близко к таковому.

Игнатий Антиохийский в 110 году был арестован за христианскую деятельность и приговорен к казни. По пути к месту мученичества он написал семь писем. Письма Игнатия очень интересны. Игнатий спорит с докетами, которые не считают Иисуса человеком из плоти и крови, а богом, имеющим божественную природу. Эта концепция вызывает у Игнатия негодование. С его точки зрения, она совершенно противоречит фактам:

«Ибо я узнал, что вы непоколебимо тверды в вере, как будто пригвождены ко кресту Господа Иисуса Христа и плотью и духом, утверждены в любви кровью Христовою; и преисполнены веры в Господа нашего, который истинно из рода Давидова по плоти, но Сын Божий по воле и силе Божественной, истинно родился от Девы, крестился от Иоанна, чтобы исполнить всякую правду истинно распят был за нас плотью при Понтии Пилате и Ироде четверовластнике (от сего–то плода, то–есть, богоблаженнейшего страдания Его и произошли мы), чтобы через воскресение на веки воздвигнуть знамение для святых и верных своих, как между иудеями, так и язычниками, совокупленных в едином теле Церкви Своей. Все это он перетерпел ради нас, чтобы мы спаслись; и пострадал истинно, как истинно и воскресил себя, а не так, как говорят некоторые неверующие, будто он пострадал призрачно. Сами они призрак, и как умствуют они, так и случится с ними бестелесными, подобными злым духам». (Послание к Смирнянам 1–2).

Из этих высказываний предельно ясно, что Игнатий думал об историчности Иисуса: Иисус был подлинно человеком. Вот что он пишет христианам города Траллы:

«Потому не слушайте, когда кто будет говорить вам не об Иисусе Христе, который произошел из рода Давидова от Марии, истинно родился, ел и пил, истинно был осужден при Понтии Пилате, истинно был распят и умер, в виду небесных, земных и преисподних». (Послание к Тралпийцам).

Таким образом, в письмах Игнатия Антиохийского мы находим еще одно свидетельство о жизни Иисуса.

Итак,  мифологисты, как правило, воинствующие атеисты, отстаивая свою теорию, ведут себя не вполне разумно, пренебрегая логикой, и игнорируя многочисленные свидетельства в пользу историчности Иисуса, который нравится или нет – существовал.

 

Рисунок: авторская вольная копия иллюстрации Виктора Ефименко к роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита»

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s