Жених крови

Самый загадочный рассказ Писания

«И случилось дорогою на ночлеге, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора взяла каменный нож и обрезала крайнюю плоть сына своего, и положила к ногам его, и сказала: жених крови ты мне. И Он отстал от неё» (Исх. 4:24-26).

Рассказ «Жених крови» один из самых странных во всём Писании.

Непонятно, кого хочет умертвить Господь — Моисея или сына его? Почему Господь хочет «умертвить его», предположим, Моисея? К чьим ногам положила Сепфора крайнюю плоть — к ногам сына, Моисея или божества?

Этот рассказ по своему литературному строению напоминает песнь. Мы видим рифму, если читать текст на языке оригинала. Подобные песни появлялись вследствие значимого события — сравните с песней Мариам (Исх. 15:20), или Деворы (Суд. 5). Нам понятны песни Мариам и Деворы, так как мы знаем, какому событию они посвящены. Но если нет описания события, трудно, почти невозможно, точно сказать, исходя только из стихов поэтического произведения, какая история произошла в действительности.

Ещё в древности иудейские толкователи столкнулись с теологическими трудностями рассказа «Жених крови» и пытались его объяснить. В Вавилонском Талмуде написано:

«Рабби Йошуа бен Карха говорит: Велико обрезание, так как все дела Моше рабейну (учителя нашего) ничего не стоили, так как он отклонился от обрезания, ибо написано: «И встретил его Ашем (Имя Бога) и хотел умертвить его». Сказал Рабби: Не может быть, чтобы Моше рабейну отклонился от обрезания, но сказал он – «если обрежу, и сразу выйдем – опасно». Это как: «и было на третий день, когда они были в болезни» (Быт. 34:25). Рашбаг говорит: не Моше рабейну хотел умертвить Сатан, но мальчика. Растолковал рабби Иеуда бар Бинза: когда отклонился Моше рабейну от обрезания, пришли гнев и ярость и поглотили его, и торчали только ноги его, и тогда взяла Циппора (Сепфора) нож и обрезала крайнюю плоть сына её, и тотчас ушёл гнев» (Недарим 31:72; 32:71).

Мы видим, что у иудейских мудрецов не было единого мнения по данному вопросу.
Может быть, эта история связана с поверьем о демонах, нападавших на путников, идущих по пустынным местам. Существовало множество талисманов, заклинаний, определённых магических действий, которые согласно поверью защищали от демонов пустыни. В Араслан-Таш (Сирия) были обнаружены два текста финикийских заклинаний на известняковых табличках (талисманах), датируемых VII в. до н. э. На большем талисмане изображена волчица — вавилонский демон, проглатывающий детей. На меньшем — чудовище с головой змеи и лапками скорпиона. Путник, чтобы спастись от чудовища, произносил заклинание. Он взывал к богам, которые должны были «отогнать демонов, разбить их оружие, заставить их замолчать».

Опасности, подстерегающие путников, будь то природные или аномальные, пробуждали в них страх и требовали применения защитных средств. В Египте, например, особенно были распространены заклинания и амулеты.
Финикийская традиция обрезания в минуту опасности сохранилась в изложении Филона Библского:

«Когда же случилась губительная моровая язва, Кронос приносит в жертву отцу своему Урану единородного своего сына, обрезает себя, и то же самое заставляет сделать и своих союзников».

Слово «хатан» (жених) согласно аккадскому — защита (hatanu). И тогда можно перевести не «жених крови», а «защита кровью», т.е. действие Сепфоры расценивается как защитная реакция в минуту опасности.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s