Наш День

Старик проснулся ночью, поплёлся на кухню, дрожащей рукой налил кипячённую воду из чайника, жадно выпил.
Вышел на балкон, приоткрыл окно, подышал холодным воздухом. Закурил: «Нервишки шалят. А как им не шалить. Завтра такой день!»
Всмотрелся в темноту: «Ещё один год прошёл. От праздника до праздника. Удивительно, как новая власть и его не отменила».
Александр закурил ещё одну крепкую без фильтра; теперь можно, никто не заругает. Никого нет. Никого. Дети зовут в Германию. Были мы уже там, были … А что однополчане скажут? «Предатель!» Может и не скажут, может и поймут, но не одобрят. Умирать надо на Родине, а на чужбине погибать».
Майское утро не сулило ничего хорошего, небо насупило брови и грозило сорвать праздничные мероприятия.
«Так им и надо!» — подумал старик. Несмотря на сильный ветер, Александр не стал застёгивать пальто: «пусть поблёскивают».
Навстречу ему бежала девочка с гвоздикой в маленькой ручке. Старик заулыбался, но девочка промчалась мимо. «Надо было не надевать пальто!», — Александр разозлился на самого себя. «Подумаешь, соплячка, цветочек не подарила. Значит, другой получил, может более достойный».
Любопытство пересилило, ветеран обернулся: «Слишком молодой, лет 70, не больше. А какой иконостас. Не иначе как ряженный! Говорят, развелось их как гнили! В морду ему что ли дать? Сволочи!»
Старик шагал дальше, бормоча какие-то ругательства. В груди давило, закинул в рот таблетку, отпустило.
Он спешил на площадь, поклониться «вечному огню». Ровно в 10 встреча с однополчанами: «Опаздывать нельзя. А то подумают, что «кони двинул». А я вот живу, за себя и за того парня».
Ещё одна девочка пробежала рядом, да ещё чуть не сбила старика с ног. Александр наглухо застегнул все пуговицы пальто. Он уже не сердился, ещё немного и он увидит своих друзей: «А потом пойдём в пивнушку». Дед проверил карман: «На месте. Можно и выпить, никто не заругает», — вздохнул он.
Опять прихватило, старик остановился. «Присесть бы», но все скамейки оказались заняты. «Гвардии старшина Лавров! – он услышал голос, от которого вздрогнул. «Отставить бледность лица!»
Александр заулыбался. «Машка! Машка! Наш ангел хранитель, наш талисман! Скольких ребят вытащила с того света!»
Обнялись. Крепко прижались друг к другу.
— Ну как ты, Машка!? Где была эти годы? Почему не приходила на встречи?
— Далеко отсюда, Сашок! Я теперь в Израиле живу. Вот денег поднакопила, выбралась. Как наши?
— Сейчас всех увидишь. Хотя нет, не всех. Ну ты понимаешь, — Александр снова обнял свою боевую подругу.
— Ну пошли, Сашка, пошли дорогой! Сегодня такой пир закатим. Сегодня наш день! Наш день! Ну пошли быстрее, а то промокнем!
Фото: Давид Трахтенберг. Девочка дарит цветы Герою Советского Союза гвардии полковнику А.Г. Афанасьеву во время парада на Дворцовой площади Ленинграда. 1945 год. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s