Нет ничего важнее свободы

Был у меня в тиронуте (курс молодого бойца) товарищ, восточный мудрец, интереснейший собеседник. Выходец из Ирана, по имени Мехди. Только он не прилетел в Израиль на комфортабельном самолёте, в котором, кстати, наливали, а добирался своим ходом, через Турцию. Он знал, что подвергается смертельной опасности: его дядю застрелили иранские пограничники, один брат пропал во время погони.

А вот старшему брату  повезло, он смог благополучно попасть на  землю обетованную, минуя все преграды. По его стопам и последовал Мехди. Надежда на успех  – лучший стимул.
Иранец мне понравился сразу, и не только забавным акцентом, как у героев  мультика про «Аладдина».

Мехди был спокойным, улыбчивым, но самое замечательное — тихо говорил, а последнее в Израиле большая редкость. Люди  здесь, как правило, крикливые, может потому что  глуховатые, а глуховатые — потому что крикливые? Замкнутый круг.
— В Иране все мужчины обязаны носить усы, — рассказывал Мехди, — но девушкам больше нравятся безусые парни. Я  решил щегольнуть. Наверно, напрасно. Зачем дразнить собак? Оскорбляли,  били, но все же, думаю, это того стоило, — молодой человек мечтательно улыбнулся, видно  ему было что вспомнить. Похоже, он получил награду за смелость.


— Почему ты игнорируешь тренировки, отказываешься выполнять приказы командиров? — спросил я иранца, который целыми днями валялся на койке и вставал только на обед.
— А зачем? Я служил в иранской армии, это был ад. Первый год командиры  нас избивали за малейшую провинность, лишали еды. А здесь что? Санаторий.
— Но ведь посадят! Оно тебе надо? — удивился я.
— Ну и что? Какая разница, где отдыхать. Посижу, потом выйду и больше меня сюда не возьмут. Армия — не моё. 
— Можно подумать, что это моё, — проворчал я.
— Каждый человек — хозяин своей судьбы. Я выбрал свободу и теперь ею наслаждаюсь, — сказал иранец, выпуская сигаретный дым.


Через пару месяцев нас всех отпустили по домам. А Мехди оставили. Когда его вели, он остановился, посмотрел на меня, улыбнулся, весело подмигнул. Я подошёл к нему, мы обнялись на прощанье. Я знал, что судьба нас больше никогда не сведёт. 
— Нет ничего важнее свободы, — прошептал мне иранец и сделал знак конвоирам, мол, ребята, за мной, и, напевая какой-то восточный мотив, пошел в тюрьму.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.