Сборник статей об Исходе из Египта

Исход из Египта – важнейшее событие в истории израильского народа. До сих пор потомки израильтян празднуют Песах – день, посвящённый исходу из Египта

Время Исхода

В 3 книге Царств 6:1 написано:

«В четыреста восьмидесятом году по исшествии сынов Израиля из земли Египетской, в четвёртый царствования Соломонова над Израилем, в месяце Зиф, который есть второй месяц начал строить храм».

Строительство Храма началось примерно в 970 г. до н. э., получается, что Исход состоялся в 1450 г. до н. э.

Ряд исследователей считают, что существует связь между хабиру, упоминаемыми в письмах из Телль-эль-Амарны (Египет), и процессом вторжения сынов Израиля в Ханаан. Эти письма датируются временем Аменхотепа III (ок. 1417–1379 гг. до н. э.) и Эхнатона (ок. 1379–1362 гг. до н. э.). Переписка велась между двумя фараонами и правителями регионов Передней Азии – Сирии, Ханаана, Месопотамии, Анатолии и Кипра.

В письмах, написанных по-аккадски на глиняных табличках, упоминаются ханаанские города: Иерусалим, Мегиддо, Таанах, Ашкелон, Газа, Акра и др. Аккадский язык использовался в то время при международных переговорах.

Шесть писем написаны царем Иерусалима Абди-Хеба, одним из приближенных к фараону правителей в центральной части Ханаана. Его имя упоминается также в письмах царей соседних городов.

Письма из Эль-Амарны служат важнейшим источником информации о положении дел в египетской провинции Ханаан в первой половине 14 в. до н. э. В ту эпоху властители Египта попустительствовали интригам местных правителей и проявляли терпимость и снисхождение даже по отношению к наиболее отчаянным авантюристам. Зачастую фараон игнорировал призывы о помощи, с которыми обращались к нему его ханаанские сторонники. Одним из таких сторонников был правитель Иерусалима. Его имя является теофорным и пишется Абди-Хеба. Хеба – это имя известной хурритской богини, что же касается первой части имени, то существует сомнение относительно того, следует ли читать его как «Абди», в соответствии с правилами чтения западно-семитского языка, или «Фути», как оно бы читалось по-угаритски.

Разговорным языком жителей Иерусалима в то время был западно-семитский язык, близкий к библейскому ивриту. Об этом свидетельствуют отдельные западно-семитские слова, которые мы встречаем в аккадских письмах Абди-Хеба. Эти слова, как правило, служили для дополнительного разъяснения аккадских слов. Среди них мы находим: зу-ру-у (зроа, рука), са-де-е (саде, поле), са-ду-ук (цадик, цадок, блаженный) и а-ба-да-ат (аведа, пропажа).

Письмо № 286 из архива Эль-Амарна:

«Господин мой, Царь! Так сказал Абди-Хеба, раб твой: семью раз припадаю к ногам твоим. [Так] оклеветали меня: «Абди-Хеба восстал против Царя, господина своего». Не мать и не отец мой сделали меня тем, кто я есть: мощная рука Царя возвела меня на отцовский [престол]. Как же я согрешу против Царя, господина моего? И пока жив царь, господин мой, так скажу я царскому наместнику, господину моему: «Зачем тебе любить аафру и ненавидеть правителей городов?» Оклеветали меня Царю, господину моему, потому что сказал я: «Пропали земли Царя, господина моего», и потому оклеветали меня перед Царем, господином моим. Пусть знает Царь, господин мой, что когда выставил Царь, господин мой, стражу, то взял ее Янхему и послал к границам Египта. Пусть знает Царь, господин мой, что нет [здесь] стражи. Пусть позаботится Царь о своей стране. Пусть позаботится Царь о своих землях, потому что восстали они. Малкиулу погубит всю землю Царя. Пусть позаботится Царь о своей земле.

Сказал я себе самому: «Приду я к Царю, господину моему, и предстану перед лицом Царя, господина моего». Но велика война у меня, и поэтому не смогу я придти к Царю, господину моему. Поэтому, да будет на то воля Царя, и пошлет он стражу свою, и тогда смогу я придти к нему и предстать перед лицом Царя, господина моего.

И пока жив Царь, господин мой, и посылает наместников (из Египта), сказал я: «Пропали земли Царя, господина моего», но ты не внял мне. Все правители городов отвернулись от Царя, и нет ни одного правителя на стороне Царя, господина моего. Пусть подумает Царь, господин мой, о [посылке] войска, и пошлет войско. Царь, господин мой, нет больше у Царя его земель! Аафру ограбили царские земли!

Если пошлет Царь, господин мой, войско в этом году, то вернет себе свои земли: а если не будет войска, то пропали земли Царя, господина моего.

Царскому писцу: Господин мой, так сказал Абди-Хеба, раб твой: скажи хорошие слова Царю, господину моему. Господин мой, пропали все земли Царя, господина моего!»

Письмо № 287 из архива Эль-Амарна:

«Господин мой. Царь! Так сказал Абди-Хеба, раб твой: семью семь раз падаю я к ногам твоим!

[Посмотри] на все, что сделали против меня: ввели войско в [Рубуту/Клиу]. Теперь о том, что сделали… ввели в Рубуту. Пусть Царь знает! Во всех странах мир, и только против меня ведут войну. Пусть позаботится Царь о своей земле. Страна Гезер, страна Ашкелон и город Лахиш дали им хлеб, масло и все, что они просили. Пусть позаботится Царь послать войско. Пусть пошлет Царь войско против людей, которые восстали против Царя, господина моего. Если будет войско в этом году, то останутся земли и правители городов под властью Царя, господина моего. А если не будет войска, то отойдут земли и правители городов от Царя. Взгляни на страну (город – государство) Иерусалим, не мать и не отец мой сделали меня тем, кто я есть: мощная рука Царя дала мне [его]. Малкиулу и сыновья Лабайа отдали страну Царя аафру. О, Царь, господин мой, увидишь ты, что я прав по поводу нубийцев; пусть спросит Царь у наместников (рабицу), крепок ли дом. Замыслили они [сделать] серьезное преступление: взяли они (нубийцы) свое оружие и вскарабкались на опору крыши [дома]. И пусть пошлет Царь в город (Иерусалим) войско. Пусть позаботится Царь о них, и все земли соберутся под их властью. И пусть попросит царь для них много хлеба, много масла и много одежды.

Еще до того, как Фаура, наместник Царя, приехал в Иерусалим, ушел Адайя вместе с войском, которое послал Царь. Пусть Царь знает [об этом]! Сказал мне Адайя:

«Послушай, отпусти меня! Не оставляй его (город)». В этом году пошли ко мне войско, и пошли сюда наместника. Царь мой!

Послал я караваны Царю, господину моему, воинов, 5000 (сиклей) серебра и 18 проводников царских караванов. [Однако] ограбили их в долине Аялона. Пусть знает Царь, господин мой, что я не смогу послать Царю другой караван в этом году. Знай, Господин мой! Царь утвердил себя в Иерусалиме навечно, и не может оставить город Иерусалим.

Царскому писцу: Господин мой, так сказал Абди-Хеба раб твой: падаю я к твоим ногам! Я раб твой! Скажи хорошие слова Царю, господину моему! Я солдат царский! Пусть продлятся твои дни!

И накажи нубийцев! Чудом не убили они меня в моем доме. Пусть позаботится о них Царь, господин мой. Семью семь раз (падаю ниц)».

Профессор Б. Мазар так говорит о статусе Иерусалима и его царя:

«Абди-Хеба называет себя в письмах фараону (№№ 285–290) солдатом царя (фараона). Он платит налог фараону, который посадил его на отцовский престол, заявляет о своей преданности царю, который «утвердил себя в Иерусалиме навечно», и, поэтому, не может оставить город Иерусалим. Письма Абди-Хеба содержат, в основном, описание положения в стране, просьбы о помощи в борьбе против врагов фараона вообще, и хафру и их союзников, в частности. Помимо этого, он просит прощения за то, что не позаботился послать своему господину караван и не может оставить город и предстать перед лицом фараона. Соседями Абди-Хеба являются Лабайя и его сыновья, правители Шхема; Малкиулу, царь Гезера; и Шувардата, владения которого располагались в Иудейских Горах или на севере приморской низменности. Письма Абди-Хеба указывают на то, что подвластная ему территория простиралась до долины Аялон на западе, до владений Шувардаты и окрестностей Kewiuu (сегодня Хирбет Кила) на юге и юго-западе. На севере же она, по-видимому, включала Гаваон (Гивон) и заканчивалась вблизи Сихема (Шхема). Абди-Хеба много жалуется на Лабайю и его сыновей, а также на правителя Гезера Малкиулу, во владения которого входили Аялон и расположенная на границе Иерусалима Цора. Он обвиняет их в том, что они содействовали хафру и предали фараона. Среди прочего сообщает Абди-Хеба о царском караване, который был ограблен в поле у Аялона, о попытках мятежа в самом Иерусалиме и об опасности, исходящей со стороны гарнизона (нубийцев), выставленного в Иерусалиме египетскими наместниками. В связи с этим во всех письмах Абди-Хеба просит фараона спасти город и послать войска на помощь верным египетским властям правителям городов и, в частности, ему самому (50 воинов). Из письма Шувардаты (№ 360) мы узнаем о беспорядках, происходивших на юге страны в конце эпохи Эль-Амарна. Шувардата сообщает о том, что вооруженные хафру напали на земли, которые его господин отдал ему во владение. Все «братья» оставили его, и лишь он сам и Абди-Хеба сражаются с хафру. Зирата – правитель Акко и Индарвата – правитель Ахшафа (расположенного в долине Акко) пришли им на помощь с пятьюдесятью колесницами и помогают ему в борьбе с врагами. Шувардата умоляет фараона прийти ему на помощь, чтобы спасти царские земли. Однако, по-видимому, и на этот раз надежды на помощь египтян не оправдались».

Семиты в Египте

Предполагается, что в период Древнего Царства, во времена правления Пятой и Шестой династии (25-21 вв. до н. э.), в дельту Нила вошли семитские племена.

Они занимались скотоводством, среди них были скитальцы из Негева и Синая, которых египтяне называли «аму» т.е. народ, племя, колено.

В период Среднего Царства (20-18 вв. до н. э.) в египетских текстах упоминаются семиты из западной Азии (территория Израиля и Сирии) в качестве рабов в Египте, приведенных из завоевательных походов в Ханаане.

Рабы, носящие семитские имена, такие как Менахем, Интами, Авиэль, упоминаются в папирусе «Дом рабов — ремесленников», где велся   их перечень по специализации.

Известно о переселении западно-семитских племён во время засухи, которые примерно в 17 в. до н. э. в больших количествах стали прибывать в Египет. Согласно египетскому историку Манефону (3 в. до н. э.) этих переселенцев называли «гиксосы» — принцы-пастухи или властители-иноземцы. Не стоит воспринимать слова сомнительного историка на веру, однако, версия его любопытна.

Фрагменты, которые остались от труда Манефона по истории древнего Египта, дошли в изложение Иосифа Флавия в полемическом произведении «Против Апиона»:

«Был у нас царь по имени Тутимей. В его царствование бог, не ведомо мне почему, прогневался, и нежданно люди из восточных стран, происхождения бесславного, дерзкие, напали на страну и без сражений легко овладели ею. И властителей её покорив, они безжалостно предали города огню и святилища богов разрушили. А с жителями они поступали бесчеловечно жестоко: одних убивали, у других — жён и детей уводили в рабство. И наконец, они сделали царем одного из своих, имя которому было Салитис. Он обосновал в Мемфисе верхнюю и нижнюю земли. Обложил данью и разместил вооруженные отряды в наиболее подходящих местах. В особенности он позаботился о безопасности восточных земель, предвидя, что ассирийцы, с увеличением их могущества, когда-нибудь возжелают его царства и пойдут на него войной. Найдя в Сетроитском номе на востоке от реки Бубастит исключительно удобно расположенный город, который, по древнему священному преданию, назывался Аварис, он отстроил его, укрепил неприступной стеной и разместил в нём для охраны границ отряд тяжело вооруженных воинов численностью двухсот сорока тысяч. Он отправлялся туда летом, как ради доставки продовольствия и денежного содержания, так и упражнения в воинском искусстве, чтобы тем самым устрашать соседей. Он умер, процарствовав девятнадцать лет. За ним другой, по имени Бион, правил сорок четыре года, за ним ещё один – Апахнас — тридцать шесть лет и семь месяцев. Затем Апофис — шестьдесят один год, Ианнас — пятьдесятлет и о, месяц, и после них всех Ассис — сорок девять лет и, два месяца. Эти шестеро были у них первыми правителями, и каждый следующий больше предыдущего стремился искоренить население Египта. Всё их племя называлось Гиксос, то есть «цари-пастухи», потому что «гик» на священном языке означает «царь», а «сос» — это «пастух» и «пастухи» на обычном языке. Если же составить их вместе, получается «Гиксос».

Некоторые говорят, что они по происхождению арабы. Но согласно другому списку, слово «гик» обозначает не «цари», а «пленники», и получается совершенно противоположное — «пленные пастухи», поскольку слово «гик» на египетском языке, так же как и «гак» с густым придыханием, определенно имеет значение «пленники». И это представляется мне более убедительным и не противоречащим древней истории. По Манефону, эти перечисленные выше цари из так называемых «пастухов», а также их потомки властвовали над Египтом пятьсот одиннадцать лет. Затем, говорит он, царь Фиваиды и цари других египетских земель восстали против пастухов и повели с ними жестокую многолетнюю войну. При царе, по имени Мисфрагмутосис, пастухи стали терпеть поражения и, будучи изгнаны из всех земель Египта, оказались заперты в одном месте, имевшем десять тысяч арур в окружности. Оно называется Аварис. По словам Манефона, пастухи со всех сторон обнесли его высокой мощной стеной, чтобы надежно укрыть свое добро и награбленную добычу. Сын Мисфрагмутосис Туммосис во главе войска из четырехсот восьмидесяти тысяч человек осадил город и попытался взять его приступом. Но затем, отказавшись от осады, он заключил с ними договор, согласно которому, уходя из Египта, куда им угодно, они все покинут его целыми и невредимыми. На этих условиях не менее двухсот сорока тысяч из них покинули Египет и направились со всеми своими домочадцами и со всем скарбом через пустыню в Сирию. Но из страха перед могуществом ассирийцев, которые в то время господствовали в Азии, они на земле, называемой ныне Иудеей, построили город, способный вместить все эти тысячи людей, и назвали его Гиеросолимы».

Семитские племена проникали в Египет постепенно и, когда стали многочисленны, захватили власть, возложив тяжёлые налоги на Египет. Правление гиксосов продолжалось до начала 16 в. до н. э., пока Фараон Яхмос, основоположник  Восемнадцатой династии,  не выгнал гиксосов из Египта.

Приоритетом Нового Царства была война с Ханааном. И вследствие этого было приведено большое количество порабощённых людей, в том числе семитов.   Их заставляли заниматься сельским хозяйством, ремёслами, возведением святилищ, дворцов и прокладных дорог. Известно также, что семиты занимали и  важные должности. В конце 13 в. до н. э. упоминается Бен-Яшан  — начальник царского пищевого склада Рамсеса III. Другой семит, Бен-Анат, был одним из капитанов царского флота, и фараон отдал ему в жёны свою дочь.

Выходит, что библейское сообщение о присутствии евреев в Египте и бегстве из негостеприимной страны, не противоречит иным историческим данным.

В книге Бытия 47: 1-6 повествуется о проживании Якова и его сыновей в земле Гошен (Гесем), находящейся на востоке Дельты: «И пришел Иосиф  и известил фараона и сказал: отец мой и братья  мои, с мелким  и крупным скотом  своим и со всем, что у них, пришли из земли  Ханаанской; и вот, они в земле  Гесем (Гошен)».

Египетские документы свидетельствуют о приходе кочевых племён и пастушеской деятельностью в земле Гошен. Пограничный чиновник пишет на папирусе своему господину:

 «У меня есть ещё одно дело, предлагаемое вниманию моего господина: мы  разрешили  племенам из Эдома перейти через крепость Мернептаха в Чику, в земли водоёмов земли Пер-Атума, чтобы  они могли сохранить собственные жизни и жизни своего скота на земле господина, милосердного солнца всех земель»  (Анастази VI).

Пер-Атум — это Питом в земле Гошен, один из египетских городов, в котором находились израильтяне.

Не случайно также, что в земле Гошен существовали места, имеющие западно-семитские названия (Мигдаль, Бааль Цафон, Суккот и др.).

Стела Мернептаха

Впрочем, стела Мернептаха свидетельствует не об уничтожении, а появлении в мировой истории народа, который остался в памяти египтян кочевым племенем, так как два иероглифа: силуэты мужчины и женщины в сидячей позе означают кочевников

В 1896 году у берегов Нила, в южном Египте, британский археолог Сэр Уильям Мэттью Флиндерс Питри (William Matthew Flinders Petrie) проводил раскопки в Фивах, древнем городе Мертвых.

Здесь он сделал одно из самых важнейших открытий библейской археологии. Он выудил из песка статую, высеченную в камне, посвящённую египетскому фараону Мернептаху, сыну Рамсеса Великого.

Подобные триумфальные памятники делали в честь побед над иноземцами, врагами.

Большая часть стелы прославляет триумф Мернептаха над Ливией, и всего лишь в двух строчках упоминает победу в Ханаане:

«Ханнан пленен, горе ему. Ашкелон завоеван, Гезер захвачен, Йаноам как будто никогда не существовал; Исриэль (Исраэль) опустошен, его семя уничтожено, Хор (Ханаан) стал пред Египтом как вдова. Все мятежники подчинены Царем Верхнего и Нижнего Египта, Ба-ен-ре Меримун, сыном Ра, Мернептахом, радующимся в Маат, Дающим жизнь как Ра каждый день».

Для меня, гражданина Израиля, подобное высказывание звучит несколько самонадеянно. Впрочем, стела Мернептаха свидетельствует не об уничтожении, а появлении в мировой истории народа, который остался в памяти египтян кочевым племенем, так как два иероглифа: силуэты мужчины и женщины в сидячей позе означают кочевников.

«Начало побед, одержанных Его Величеством в землях Ливии, северян, пришедших из всех земель… его (царя) доблесть в мощи отца его, Амона; царь Верхнего и Нижнего Египта, Баэнра Мериамон, сын Ра, Мернептах Хетепхермаат, которому дана жизнь. Вот, этот благой бог, в процветании… (отцы) его — все боги, защита его. Все страны в страхе при виде его, царя Мернептах… (…) …защитить Гелиополь, город Атума, оборонить оплот Птаха-Татенена, спасти… от зла… перед Пер-Берсет, (достигнув) Шакана, канала Ати… (…) …нет заботы о них, было это оставлено (как) пастбище для скота из-за Девяти Луков, это было оставлено невозделанным со времен предков. Все цари Верхнего Египта пребывают в своих гробницах… цари Нижнего Египта (пребывают) в центре городов своих, запертые во дворцах из-за недостатка войск; нет лучника у них, (чтобы) выступить против них. Случилось это… он (воссел) на престоле Хора, был он призван сохранить людей в жизни, он взошел как царь, (дабы) оборонить народ. Была в нем мощь для свершения этого, так как… Мабара, избранный из лучников его испытанных, его колесничие, собранные отовсюду, его разведчики были… Его пехота вышла, воины прибыли, прекрасные появлением, лучшие лучники против любой земли… третий сезон, говоря: «Поверженный, ничтожный вождь ливийцев, Мраиуйа, сын Дид, повержен в стране Чехенну с лучниками своими…, взяв лучшее из вооружения и каждого воина своей страны. Он привез жену свою и детей своих… он достиг западной границы полей Пер-Ир-Шепсет.

Вот, Его Величество разъярился подобно льву от сказанного ими; (он собрал придворных и сказал им): «Слушайте приказ господина вашего. Я прикажу — …как вы сделаете, говоря: «Я властитель, пасущий вас, я провожу время в поиске… вас, как отец, который сохраняет жизнь детей. Вот, в страхе вы, как птицы, не зная добра оттого, что он делает… Должна ли быть земля невозделанной и покинутой при нашествии любой страны, когда Девять Луков захватывают границы ее и восстают (?) каждый день? Возьмет каждый… захватить эти укрепления. Пересекли они поля Египта к реке. Остановились они, проводя дни целые и месяцы на постое… Достигли они холмов оазиса и отрезали местность Таих. Было это со времен царей Верхнего Египта… (…) … не заботясь о телах своих, возлюбив смерть и презирая жизнь. Сердца их устремлены против людей (Египта)… Они проводят время свое в скитаниях по стране, сражаясь, (чтобы) насытить плоть свою в день каждый. Пришли они в землю Египта, в поиске необходимого для ртов своих; желание их… (…) Их вождь подобен собаке, человек (хвастливый), нет смелости в нем. (…) Амон кивает в одобрении, когда говорят в Фивах. Он повернулся спиной к MSA—wA—SAи не смотрит на земли когда они…

… начальники лучников впереди всех, (чтобы) низвергнуть землю Ливии. Когда они вышли, рука бога была с ними; (даже) Амон был с ними защитником их. Земле египетской было приказано, говоря: «… (гото)выми к броску в четырнадцать дней. «Вот, Его Величество увидел во сне как если бы образ Птаха стоял перед царем, да будет он жив, здрав, невредим. Он был подобен высоте… Сказал он ему: «Возьми его, — в то время как протягивал ему меч — изгони же страх из сердца своего! «Царь, да будет он жив, здрав и невредим, сказал ему: «Вот…». … пехота и колесницы многочисленные (стали лагерем) на берегу перед местностью Пер-Ир-Шепсет. Вот, поверженный вождь (Ливии)… ночью второго дня третьего месяца сезона шему, когда земля стала светлой (достаточно, чтобы) продвигаться вперед. (…) Пехота Его Величества вышла вместе с его колесницами, Амон-Ра был с ними, пребывающий в Омбосе (т.е. Сетх) протянул им руку свою. Каждый… их кровь, нет спасшегося среди них. Вот, лучники Его Величества провели шесть часов, уничтожая их. (…) … поверженный вождь Ливии, колеблясь страхом в сердце своем, отступил… (оставив) сандалии, лук свой, колчан в спешке позади (себя) и все, что было с ним. (…) его имущество, его (вооружение), его серебро, его золото, его сосуды из бронзы, вещи его жены, его трон, его луки, его стрелы, все его добро, которое он привез из своей страны, состоящее из коров, коз и ослов (было привезено) ко дворцу вместе с пленными… (…) Никто не видел подобного в надписях царей Нижнего Египта; вот, земля Египта была под (и)х властью в слабости во времена царей Верхнего Египта, и их рука не могла быть изгнана, …из любви к своему сыну возлюбленному, для защиты Египта для господина его, чтобы храмы Египта были спасены, для того, чтобы показать могучую силу (Благого) Бога… (…)».

«Ханнан пленен, горе ему. Ашкелон завоеван, Гезер захвачен, Йаноам как будто никогда не существовал; Исраэль опустошен, его семя уничтожено, Хор (Ханаан) стал пред Египтом как вдова. Все мятежники подчинены Царем Верхнего и Нижнего Египта, Ба-ен-ре Меримун, сыном Ра, Мернептахом, радующимся в Маат, Дающим жизнь как Ра каждый день».

Начальники работ

В книге Исход 1:11 говорится:

«И поставили над ними начальников работ (sarey misim)».

Слово «mas», «misim» — (множ. число), переводящееся здесь как «работа», означает «налог работника». В аккадских текстах и письмах Телль — Эль — Амарны упоминается «massu», означающее «повинность, накладываемая на определённых людей». Слово «sarey missim» означает «надсмотрщики» — люди, надзирающие за проведением работ. Иногда, между надсмотрщиками и работниками возникали споры. В папирусе Анастази (76,7) периода Рамсеса Второго, вторая половина 12 в. до н. э. рассказывается, о жалобах ткачей, которых заставляли заниматься другими работами.

В письме из Телль-Эль-Амарны N. 365 (14 в. до н. э.) посланного Биридией, правителем Мегиддо, (который жалуется царю Египта, что только он один посылает повинных работников пахать царские владения в районе города Шунам), упоминается слово «ma-az-za» — повинность: «К [ца]рю, господину моему и солнце  моему!

Так говорит Биридия, верный раб царя: семикратно падаю я к ногам царя, господина моего, солнца моего! Знай, царь, господин мой, о рабе своём и городе своём. Я (посылаю) землепашцев в город Шунам (Su-na-ma), и я руководитель повинных рабочих (ameluti ma-za-za). И увидь, царь, что правители соседних городов, не поступают подобно мне; они не посылают землепашцев в город Шунам и не  руководят повинными работниками. Из города Яффо (Ia-pu), они приходят от[туда] сюда, и из поселения Нуривта (Nu-ri-ib-ta). Знай это, царь, господин мой, о городе своём».

Питом и Рамсес

Народ Израиля «построил города запасов для Фараона: Питом и Рамсес» (Исход 1:12).

Название этих городов носят египетский источник «Питом» (pr itm) означает: «дом Бога солнца Атома». Это город принято отождествлять с Тель-Равта. При раскопках этого города были найдены строения периода Нового Царства. Среди них храм, посвящённый Атому, окружённый толстыми стенами из кирпича, относящимися к времени Рамсеса II. Питом упоминается в папирусе Анастази 6, в котором чиновник сообщает о продвижении кочевых племён из Эдома, пересекающих границу Египта в районе крепости Чико в направлении водоёмов Питома.

«Рамсес» трудно отождествить  с каким-либо городом, так как многие города были построены Рамсесом II (1279-1213) и названы в его честь.

В Лейденском папирусе 348, один из чиновников передаёт сообщение о постройке новых зданий в столице:

«Раздайте хлеб воинам и тем апиру, которые доставляют камни для великого столпа в Рамсесе». Можно предположить, что апиру — египетское название иврим (евреев) и речь идёт о сынах Израиля, занятых при постройке зданий.

Работы сынов Израиля в Египте

В Исходе 1:14 описывается положение порабощённых сынов Израиля в Египте:

«И делали жизнь их горькою трудом тяжелым над глиной и кирпичами и всяким трудом в поле. Всякою работою, к которой принуждали их с жестокостью».

Работа на полях Египта считалась самой тяжёлой. Многочисленные египетские документы сообщают о тяжёлой участи сельскохозяйственных рабочих. Они работали  по многу часов, собирали урожай, молотили под палящим солнцем, таскали на спинах тяжёлые мешки с зерном.

Болонский папирус рассказывает о жалобе писца, о том, что некому работать на поле, так как работники сбежали, после того как их избил надсмотрщик или сборщик налогов.

«Причалил писец к берегу. Он будет распределять урожай. Привратники следуют за ним с палками, а  нубийцы — с прутьями. Они   говорят:

«Подай зерно», а (его) нет. Бьют они (земледельца) яростно. Он связан и брошен в колодезь. Он захлебывается, будучи погружен в воду вниз Головой. Его жена связана перед ним, и его дети (также) в оковах. Его соседи покинули их.  Они  бежали, а  их (т.е.  соседей)  зерно исчезло». В папирусе Ленсинга (9994), хранящего в Британском музее, говорится: «работа на поле самая тяжёлая из всех работ». Работы над глиной и кирпичами также делали горькой жизнь сынов Израиля. Исход 5:7-8 подробно описывает процесс изготовление кирпичей, которые делали из грязи, глины с добавлением соломы. Грязь и мокрую глину смешивали с соломой, кирпичи изготовляли руками или деревянной формой, а после высушивали на солнце. Изготовление кирпичей (dbt) в Египте известно уже в Древнем Царстве (3 тыс. до н. э.)

Исход 5:15-16 рассказывает о жалобе надсмотрщиков фараону: «И пришли надсмотрщики сынов Израиля и возопили к фараону, говоря: для чего ты так поступаешь с рабами твоими? Солома не выдаётся рабам твоим; а кирпичи, а кирпичи, говорят нам, делайте».

В папирусе Анастази 6, относящемся ко времени Сети II (1210 г. до н. э.) рассказывается о подобной ситуации. Чиновник, находящийся в отдалённой крепости на границе с Нубией в Канканте, жалуется: «Я в Канканте без материала, и нет в окрестности людей, чтобы делать кирпичи». Папирус Райзнера 1 указывает число кирпичей изготовленных в день и число рабочих. Сообщается, что 602 рабочих изготовили 39118 кирпичей, т. е. примерно дневная норма была 65 кирпичей на человек.

Повитухи

Имена двух повитух упоминаемых в Исходе 1:15  звали Шифра и Пуа. Эти имена семитского происхождения.  Шифра от слова «шафар»- быть красивым. Это имя упоминается в арамейской надписи 8 века до н. э. найденной в Сирии. Также имя «Шифра» обнаружено в египетском папирусе времён Восемнадцатой династии (1550-1295), речь шла о наложнице семитского происхождения. Имя «Пуа» тоже семитского происхождения означающее «девочка»  или «яркая». Имя близкое к «Пуат»  носила дочь угаритского героя Данеля. Вероятно, это две повитухи были старшими повитухами, через которых египетская администрация передавала указания.

Камни для родов

В Исходе 1:16 рассказывается о том, что повитухам было дано указание наблюдать за родами рожениц на родильном стуле:

«Наблюдайте при родильном стуле (hааваним): если будет сын, то умерщвляйте, если дочь то пусть живёт».

Родильный стул состоял из двух камней находящихся на небольшом расстоянии друг от друга, на такой каменный стул садились роженицы.

Слово «камень родов»  (mshnt) упоминается на памятнике посвящённой богине Змеи. В папирусе 589, находящемся в Британском музее, говорится: «сидел я на камнях родов как женщина».

 Рождение Моисея

Жанр литературного повествования о рождении Моисея,  напоминает  аккадский рассказ «Сказание о Саргоне».

Саргон жил приблизительно в 2371-2316 до н. э., основатель первой семитской империи. Текст написан в правление вавилонского царя Хаммурапи (1792-1750 гг. до н. э).

«Я — Шаррукен, царь могучий, царь Аккада,
Мать моя — жрица, отца я не ведал,
Брат моего отца в горах обитает,
Град мой — Ацупирану, что лежит на брегах Евфрата.
Понесла меня мать моя, жрица, родила меня в тайне.
Положила в тростниковый ящик, вход мой закрыла смолою,
Бросила в реку, что меня не затопила.

Подняла река, понесла меня к Акки, водоносу.
Акки, водонос, багром меня поднял,
Акки, водонос, воспитал меня, как сына.
Акки, водонос, меня садовником сделал.
Когда садовником был я, — Иштар меня полюбила,
И пятьдесят четыре года на царстве был я.
Людьми черноголовыми я владел и правил…».

«Жена  зачала и родила сына  и, видя, что он очень красив, скрывала его три  месяца; но не могши долее  скрывать его, взяла корзинку  из тростника  и осмолила ее асфальтом и смолою и, положив в нее младенца, поставила   в тростнике  у берега  реки» (Исход 2-2:3).

Несмотря на похожий сюжет, рассказ о Моисее кардинально отличается от повествования о Саргоне.

Мать Саргона — жрица, вероятно из царской семьи, так как жрецы, как правило, происходили из царских семей.

Родители Моисея — простые люди.

Матери Саргона запрещено беременеть, и она поспешила избавиться от ребёнка неизвестного отца.

Мать Моисея оберегает своего ребёнка, даже после того как его положили в корзинку. Старшая сестра  тайно наблюдала за младенцем-братом.

Саргон был спасён простым человеком, а Моисей дочерью фараона.

Вероятно, Саргон, чтобы оправдать узурпацию власти придумал рассказ, свидетельствующий о его знатном происхождении.

С Моисеем ситуация иная, в рассказе о его происхождении, он предстаёт человеком из самого знатного египетского дома – дворца фараона. Он выглядел как египтянин, дочери Мадиамского жреца встретившие беглеца приняли его за египтянина: «Они сказали: какой-то Египтянин  защитил нас от пастухов, и даже начерпал нам воды и напоил овец» (Исход 2:19).

Существует предположение, что Моисей египтянин по своему происхождению, а не по воспитанию, сочувствуя угнетённым сынам Израиля, возглавил освободительное движение от гнёта поработителей.

Против этой версии свидетельствуют следующие аргументы – сыны Израиля вышедшие из Египта с Моисеем ставят в вину Моисею всё что угодно, но не его якобы египетское происхождение. Существует родословие Моисея: «Амрам  взял Иохаведу, тетку  свою, себе в жену, и она родила ему Аарона  и Моисея. А лет  жизни  Амрама  было сто  тридцать  семь» (Исход 6:20). Это родословие вряд ли придумано, так как Амрам, отец Моисея женился на своей тётке. Подобные браки впоследствии были запрещены самим Моисеем: «Наготы  сестры  отца  твоего не открывай, она единокровная  отцу твоему. Наготы  сестры матери  твоей не открывай, ибо она единокровная  матери  твоей» (Левит 18:12-13). Если бы Моисею придумали легенду о своём еврейском происхождении, родословие было бы иным, менее скандальным. Но так как факт женитьбы его отца на своей тётке нельзя было скрыть из-за известности этой истории, она вошла в книгу Исход и свидетельствует о еврейском происхождении Моисея.

Возможно также, что Моисей не воспитывался в доме фараона, и не был приёмным сыном дочери фараона, и эта история носит легендарно-поучительный характер для следующих поколений: «Верою  Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном  дочери  фараоновой, и лучше  захотел страдать с народом  Божиим, нежели иметь временное  греховное наслаждение,  и поношение  Христово почел большим  для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо  он взирал на воздаяние» (Евреям 11:24-26).

Трудно представить, что в случае  существования  указа об истреблении еврейских   младенцев (Исход 1:22), маленького Моисея скрывали в доме того, кто издал этот указ, и он об этом ничего не знал. Впрочем, этот указ не был продиктован расистской идеологией, но демографической проблемой: «перехитрим  же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится   против нас, и выйдет из земли [нашей]» (Исход 1:10). «И сказал: когда вы будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его, а если дочь, то пусть живет» (Исход 1:16). Итак, мы видим, речь идёт только о младенцев мужского пола.

Существует легенда, что жрецы Египта предсказали рождение освободителя еврейского народа и поэтому фараон издал указ об истреблении всех младенцев мужского пола.

«Мириам, еще до появления на свет Моисея, предвидела пророческим даром и говорила отцу:

— Моя мать родит сына, который явится спасителем нашего народа. Родился Моисей — и весь дом наполнился сиянием.

— Пророчество твое, — сказал Амрам, целуя дочь, — исполнилось.

Когда же Моисея пришлось спустить в корзине в Нил, мать накинулась с угрозами на дочь, крича:

— Где же, дочка, пророчество твое?

И Мириам пошла к реке, притаилась и стала наблюдать издали, чем кончится ее пророчество.

Когда Моисей был взят дочерью фараона, Мириам, обратившись к ней, сказала:

— Не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из евреянок? Почему именно — из евреянок? Потому что ни у одной из кормилиц-египтянок младенец не брал груди. Ибо, сказал Господь:

— Устам, которым предстоит говорить Именем Моим, не подобает прикасаться к груди идолопоклонницы.

Полюбила Моисея дочь фараона, как мать — родного сына. Ни на шаг не отпускала она его из дворца, ласкала, лелеяла, красотою его налюбоваться не могла. И кто, бывало, не взглянет на него, не в силах оторвать глаз от лица его.

Привязался к ребенку и фараон, ласкал его, забавлял, а Моисей нередко снимал с головы фараона венец и надевал себе на голову.

Не по душе была эта забава волхвам, приближенным фараона. В ночь рождения Моисея египетские звездочеты наблюдали появление на небе новой звезды и предсказывали, что родившийся в ту ночь младенец явится избавителем израильского народа. Теперь, видя Моисея забавляющимся таким образом фараоновым венцом, волхвы обратились к повелителю Египта, говоря:

— Государь! Предостерегаем тебя от опасности, угрожающей тебе в лице этого ребенка: теперь он забавы ради надевает на себя венец твой. Однако как бы он не оказался тем именно, о котором мы пророчествовали, что он в будущем отнимет вместе с короною и царскую власть у тебя.

И начали уговаривать фараона убить Моисея.

Бывший среди них мадиамский жрец Итро сказал:

— По моему мнению, ребенок этот еще не сознает того, что делает. Мы можем это испытать: пусть поставят перед ним блюдо с золотом и раскаленными угольями. Если ребенок потянется к золоту, то это докажет, что он способен действовать сознательно, и в таком случае казните его, если же он протянет руку к угольям, тогда за что же убивать его?

Когда блюдо было принесено, Моисей протянул руку к золоту, но архангел Гавриэль оттолкнул руку Моисея — и он, схватив уголек, сунул его себе в рот и обжег язык. С тех пор Моисей и сделался косноязычным» (Шмот Раба, 1).

Для Моисея  его происхождение не было тайной, так как его вскормила собственная мать, и отвела к дочери фараона только после того, как он подрос: «Дочь  фараонова  сказала  ей: сходи. Девица  пошла и призвала мать младенца. Дочь  фараонова сказала ей: возьми младенца  сего и вскорми его мне; я дам тебе плату. Женщина  взяла   младенца и кормила его. И вырос младенец, и она привела его к дочери  фараоновой, и он был у нее вместо сына…» (Исход 2:8-10).

Мы можем допустить и такое фантастическое  предположение, что Моисей не был приёмным сыном дочери фараона, но совсем наоборот, приёмным сыном еврейской женщины по имени Иохевед. А дочь фараона отдала его кормилице, дабы та вскормила незаконнорожденного младенца. И младенец вскормленный молоком еврейской женщины, живущий в еврейской семье, не потерявший связь с ней, сочувствовал бедствиям еврейского народа. В эту версию вписывается факт внешней идентификации Моисея как египтянина: «Они сказали: какой-то Египтянин  защитил нас от пастухов, и даже начерпал нам воды и напоил овец» (Исход 2:19).  Египтяне внешним видом, а особенно красноватой кожей  отличались от семитов.

Происхождение имени Моше

Почему во всём Писании ни разу не встречается имя Моше, которое носил бы другой человек?

 «И нарекла его имя: Моше (Moshe), потому что говорила она, ведь из воды вынула его (meshitihu)» (Исх. 2:11).

Возможно, перевод ивритского значения слова «mashah» — вынимать из воды, не уместен по отношению к значению имени Моше. Вряд ли дочь фараона владела ивритом, или не она нарекла имя мальчику, а человек, имеющий познания в иврите? Египтяне без переводчика не общались с семитами: 

«А того не знали они, что Иосиф понимает; ибо между ними был переводчик» (Быт. 42:23).

Существует предположение, что имя Моше выкроено из египетского корня ms (мальчик) или от глагола  msy (рождаться).

Теофорное имя в соединении с префиксом обозначает имя бога Ah Mose (луна родилась) или  Ra Mose (бог Ра родился).

Нередко детям давали имена в честь родившегося в этот день бога. Если дважды укоротить  полное имя Ra Mose, затушевывая префикс, тогда останется только Mose как личное имя. Дочь фараона  дважды упоминает слово ha-eled, означающее на иврите «мальчик». Может быть это не случайно, так как на египетском Mose также означает «мальчик».

«И сказала сестра его дочери фараоновой: не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из Евреянок, чтоб она вскормила тебе младенца (ha—eled)? Дочь фараонова сказала ей: сходи. Девица пошла и призвала мать младенца (ha—eled). Дочь фараонова сказала ей: возьми младенца (ha—eled) сего и вскорми его мне; я дам тебе плату» (Исх. 2:7-9).

Возможно, чтобы избежать нежелательной ассоциации имени Моше с именем египетского божества, автор книги Исход иначе объясняет значение этого имени, даёт ему ивритское происхождение, используя совпадение двух согласных букв – «мем» и «шин».

Иосиф Флавий считает, что имя Моисей несёт египетские корни.  В Иудейских древностях он сообщает:

«От того, что он был брошен в реку и вытащен из нее, ребенок получил и свое имя, так как египтяне называют воду мо, а спасенных — исей. Сложив эти два слова, они дали их ему в виде имени» (Иуд. др. книга 2 гл. 9:6).

Может быть, не случайно, что во всём Писании ни разу не встречается имя Моше, которое носил бы другой человек, так как в глубокой древности знали настоящее значение этого имени. И лишь впоследствии, когда никто уже не помнил о египетских корнях  этого имени, оно стало одним из самых популярных в среде еврейского народа. Также возможно, древние евреи старались не называть своих детей именами особо святых людей.

Убийство египтянина

Спустя много времени, когда Моисей вырос, случилось, что он вышел к братьям своим [сынам Израилевым] и увидел тяжкие работы их; и увидел, что Египтянин бьет одного Еврея из братьев его. Посмотрев туда и сюда и видя, что нет никого, он убил Египтянина и скрыл его в песке (Исх. 2:11-12).

Моисей расправился с египтянином расчётливо, не в порыве гнева или состоянии экстаза. Он проследил за надсмотрщиком, выбрал момент, когда тот был один, без свидетелей, убил и спрятал труп в песке. Ему казалось, что его никто не заметил.

Мы сталкиваемся с классическим примером террористического акта – убийство представителя власти. Но это только на первый взгляд. Как правило, террористы убивают всех, кто формально принадлежит к лагерю врагов, выбираемых по политическому, национальному или расовому признаку. Самое важное — огласка действий. Поэтому сравнивать деяние Моисея с терактом наверно не вполне корректно.

Мотив Моисея иной — месть за оскорбление и избиение израильтян. Вполне возможно, был избит кто-то из родственников или его знакомых. Он не убивает первого попавшегося египтянина, или другого надсмотрщика, но устраивает слежку за определённым объектом – обидчиком его братьев.

На следующий день, снова навестив соплеменников, он увидел нечто подобное, только с одной разницей – на этот раз не египтянин бьёт еврея, а еврей еврея. Моисей не убивает обидчика, а всего лишь укоряет его. Призыв Моисея был грубо отторгнут:

кто поставил тебя начальником и судьею над нами? Не думаешь ли убить меня, как убил Египтянина? Моисей испугался и сказал: верно, узнали об этом деле (Исх. 2:14).

Неслучайно автор книги Исход вводит эту историю в повествование — она объясняет причину бегства Моисея из Египта и носит поучительный характер. Даже в одной из книг Нового Завета, христианский мученик Стефан приводит именно эту историю в качестве аналогии, сравнивая Моисея с Иисусом. Как не принимали великого Моисея в качестве заступника и спасителя, так и отторгли Иисуса Христа, принесшего спасение народу Израиля (Деян. 7:24-29).

Болонский папирус рассказывает о жалобе писца, о том, что некому работать в поле, так как работники сбежали, после того как их жестоко избил сборщик налогов.

Причалил писец к берегу. Он будет распределять урожай. Привратники следуют за ним с палками, а нубийцы — с прутьями. Они говорят: «Подай зерно», а (его) нет. Бьют они (земледельца) яростно. Он связан и брошен в колодезь. Он захлебывается, будучи погружен в воду вниз головой. Его жена связана перед ним, и его дети (также) в оковах.

Однако с точки зрения официальных властей Египта, действие Моисея расценивалось бы как теракт, потому что избиение «нерадивого» работника входило в обязанности представителя власти.

Бегство Моисея

Из-за убийства египтянина, Моисей был вынужден бежать в Мадиан, к востоку от залива Акаба, где нашёл приют у священника Мадиамского. «Моисей  убежал   от фараона  и остановился в земле  Мадиамской, и сел у колодезя». (Ис. 2:15). Существует рассказ под названием «Странствование Синухе», о бегстве одного из приближённых фараона в Сирию, где Синухе (герой повествования) нашёл прибежище у вождя кочующего племени, который отдал ему в жёны свою старшую дочь.  Возможно, эта история поможет нам  окунуться в атмосферу времени бегства Моисея из Египта. Понять ощущения и переживания беглеца, которому пришлось покинуть по тем временам цивилизованную страну и поселится у азиатов.

«Смятение овладело моим сердцем, мои руки простерлись в стороны, дрожь напала на все мои члены. Я опрометью бросился бежать в поисках места, где спрятаться, и забрался меж двух кустов,— чтобы уклониться от встречи с тем, кто шёл по дороге.

Я двинулся в путь к югу, (но) не думал возвращаться в эту столицу: я полагал, что вспыхнет междоусобная война, и не надеялся остаться в живых после неё.

Я переехал через Маати поблизости от Смоковницы (и) достиг острова Снефру. Я провёл там всё время на окраине поля, и я отправился дальше, едва забрезжил день. Я повстречал человека, оказавшегося на моём пути. Он почтительно приветствовал меня, который боялся его.

Когда наступило время ужина, я добрался до города Гау. Я переправился в барке без руля благодаря дуновению западного ветерка и проследовал к востоку от каменоломни, выше Владычицы Красной Горы.

Я зашагал на север и достиг Стен повелителя, сооружённых для того, чтобы отражать бедуинов, чтобы сокрушать тех, кто кочует среди песков. Я пригнулся в кустарнике из боязни, что меня заметит стража, которая несла на стене своё дежурство.

Я отправился дальше в ночную пору; когда рассвело, я добрался до Петена. Во время моего пребывания на (одном) острове Великой черноты приступ жажды одолел меня,— я задыхался, моё горло пылало; я сказал: «Это вкус смерти». Но я воспрянул духом и напряг свои силы, когда услышал нестройное мычание стад и увидел бедуинов.

Меня узнал их шейх, который когда-то был в Египте. Затем он дал мне воды, вскипятил для меня молоко. Я отправился с ним к его племени; они хорошо обошлись (со мной).

Одна страна передавала меня другой стране. Я оставил Кепни и вернулся в Кедем. Я провёл там полтора года.

Меня увёл (к себе) Амуненши, правитель Верхней Ретену, он сказал мне: «Тебе будет хорошо со мною, ты будешь слышать египетскую речь». Он сказал это потому, что он знал о моих. достоинствах, слышал о моей удачливости. Египтяне, бывшие там у него, дали сведения относительно меня.

Затем он сказал мне:

— Как ты дошел до этого? Что это значит? Уж не случилось ли чего при дворе?

— Царь Верхнего и Нижнего Египта Сехотепибре ушёл в небесный чертог; никто не знает, что случилось вследствие этого. Затем я сказал, утаив правду.

— Я вернулся из похода против Земли Тимхиу, когда мне рассказали. Мой ум помутился, моё сердце — его не было больше в моём теле — увлекло меня на путь бегства. На меня не взвели хулы, не оплевали моё лицо, я не услышал порочащего слова, не услышали моего имени из уст глашатая. Я не знаю, что привело меня в эту страну. Это было как предначертание бога.

— Что же теперь будет с землёй египетской без него, без этого благодетельного бога, перед которым страны были объяты таким же страхом, как перед Сехмет в годину мора?

Я же сказал ему в ответ:

— Ведь сын его вступил во дворец. Он восприял наследие отца своего. (Ведь) это бог, которому нет равного, И подобного которому не было до него.

Он исполнен мудрости: его замыслы совершенны и распоряжения превосходны;

Уходят и возвращаются (в Египет) по его повелению.

Это он покорял чужеземные страны, в то время как отец его пребывал во дворце.

И он доносил (отцу), что предписанное ему выполнено.

Поистине это богатырь, разящий своей могучей дланью, храбрец, не имеющий подобного себе,

Когда видят, как он обрушивается на лучников и бросается в битву.

Он тот, кто сокрушает рог и расслабляет руки:

Не восстановить его врагам (свои) боевые порядки!

Он тот, чей грозен лик (?), кто рассекает лбы:

Не устоять вблизи него!

Он тот, чья стремительна поступь, когда уничтожает беглеца:

Нет спасенья для того, кто обращает к нему тыл!

Он тот, чьё сердце стойко в минуту нападения.

Он тот, кто возвращается,— он не обращает тыла,

Он тот, кто сердцем твёрд при виде тьмы (врагов):

Он не даёт унынию овладеть своим сердцем.

Он тот, кто рвётся вперёд, когда он наступает на обитателей Востока;

Радость для него — нападать на лучников;

Он хватает свой щит и (мгновенно) попирает (врага);

Он не повторяет удара, когда убивает.

Никому не отклонить его стрелы, не натянуть его лука.

Лучники обращаются перед ним в бегство, как перед могуществом Великой.

Он сражается без конца, он не щадит, и не остаётся никого.

Он пленителен, исполнен обаяния, он победил любовью.

Его город любит его больше, чем самого себя.

И радуется ему больше, чем своему богу.

Мужчины и женщины свершают свой путь, воздавая ему хвалу ныне, когда он царствует.

Он был победителем (ещё) в утробе матери, он был рождён для власти.

Он тот, кто умножает своё поколение,

Он единственный, кого дал бог.

Как радуется эта страна, повелителем которой он стал!

Он тот, кто расширяет свои границы:

Он покорит южные земли, он не посчитается с северными странами.

Он создан для того, чтобы поражать бедуинов, чтобы сокрушать тех, кто кочует среди песков.

Обратись к нему. Доведи до его сведения твоё имя. Не произноси хулы на его величество! Он не преминет оказать милость стране, которая будет ему верна.

И он сказал мне:

— Что ж, Египет несомненно счастлив, раз он ведает его (царя) доблести. Ты же здесь и останешься со мной; я буду милостив к тебе.

Он поставил меня во главе своих детей; он женил меня на своей старшей дочери. Он разрешил мне выбрать для себя в его стране участок — среди его лучших владений — на границе с другой страной.

То был благодатный край, назывался он Иаа. Там были фиги и виноград. Вина там было больше, чем воды. Он изобиловал мёдом, был богат оливковым маслом. Всевозможные плоды росли на его деревьях. Были там ячмень и полба, неисчислимы были стада различного скота. Многое ещё было пожаловано мне из любви ко мне. Он сделал меня правителем племени — одного из главных (племён) его страны. Для меня было установлено пропитание, состоявшее из напитка минет и вина — ежедневно, из варёного мяса, жареной птицы, не считая дичи пустыни; для меня ловили западнями и клали передо мною, не считая того, что приносили мои охотничьи собаки. Мне доставляли множество [сластей]. Всё, что варилось,— варилось на молоке.

Я провёл (так) многие годы; дети мои стали сильными, все они занимали главенствующее положение в своём племени. Гонец, направлявшийся на север или на юг — к столице, делал остановку у меня: я позволял останавливаться каждому. Я давал воду жаждущему, я указывал дорогу заблудившемуся, я заботился об ограбленном.

Когда бедуины бывали вынуждены давать отпор властителям чужеземных стран, я помогал советом их выступлениям, ибо благодаря этому правителю (страны) Ретену я провёл долгие годы в качестве командующего его войском. Над каждой страной, против которой я выступал, я торжествовал победу, и страна лишалась своих пастбищ и колодцев; я угонял её стада, я уводил её жителей, захватывал их съестные припасы; я убивал находившихся там людей своей могучей рукой, своим луком, своими переходами, своими искусными замыслами.

Я покорил его сердце, он любил меня, так как он узнал, сколь доблестен я был; он поставил меня во главе своих детей, так как он увидел, сколь крепки были мои руки».

Жених крови

«И случилось дорогою на ночлеге, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора взяла каменный нож и обрезала крайнюю плоть сына своего, и положила к ногам его, и сказала: жених крови ты мне. И Он отстал от неё» (Исх. 4:24-26).

Рассказ «Жених крови» один из самых странных во всём Писании.

Непонятно, кого хочет умертвить Господь — Моисея или сына его? Почему Господь хочет «умертвить его», предположим, Моисея? К чьим ногам положила Сепфора крайнюю плоть — к ногам сына, Моисея или божества?

Этот рассказ по своему литературному строению напоминает песнь. Мы видим рифму, если читать текст на языке оригинала. Подобные песни появлялись вследствие значимого события — сравните с песней Мариам (Исх. 15:20), или Деворы (Суд. 5). Нам понятны песни Мариам и Деворы, так как мы знаем, какому событию они посвящены. Но если нет описания события, трудно, почти невозможно, точно сказать, исходя только из стихов поэтического произведения, какая история произошла в действительности.

Ещё в древности иудейские толкователи столкнулись с теологическими трудностями рассказа «Жених крови» и пытались его объяснить. В Вавилонском Талмуде написано:

«Рабби Йошуа бен Карха говорит: Велико обрезание, так как все дела Моше рабейну (учителя нашего) ничего не стоили, так как он отклонился от обрезания, ибо написано: «И встретил его Ашем (Имя Бога) и хотел умертвить его». Сказал Рабби: Не может быть, чтобы Моше рабейну отклонился от обрезания, но сказал он – «если обрежу, и сразу выйдем – опасно». Это как: «и было на третий день, когда они были в болезни» (Быт. 34:25). Рашбаг говорит: не Моше рабейну хотел умертвить Сатан, но мальчика. Растолковал рабби Иеуда бар Бинза: когда отклонился Моше рабейну от обрезания, пришли гнев и ярость и поглотили его, и торчали только ноги его, и тогда взяла Циппора (Сепфора) нож и обрезала крайнюю плоть сына её, и тотчас ушёл гнев» (Недарим 31:72; 32:71).

Мы видим, что у иудейских мудрецов не было единого мнения по данному вопросу.
Может быть, эта история связана с поверьем о демонах, нападавших на путников, идущих по пустынным местам. Существовало множество талисманов, заклинаний, определённых магических действий, которые согласно поверью защищали от демонов пустыни. В Араслан-Таш (Сирия) были обнаружены два текста финикийских заклинаний на известняковых табличках (талисманах), датируемых VII в. до н. э. На большем талисмане изображена волчица — вавилонский демон, проглатывающий детей. На меньшем — чудовище с головой змеи и лапками скорпиона. Путник, чтобы спастись от чудовища, произносил заклинание. Он взывал к богам, которые должны были «отогнать демонов, разбить их оружие, заставить их замолчать».

Опасности, подстерегающие путников, будь то природные или аномальные, пробуждали в них страх и требовали применения защитных средств. В Египте, например, особенно были распространены заклинания и амулеты.
Финикийская традиция обрезания в минуту опасности сохранилась в изложении Филона Библского:

«Когда же случилась губительная моровая язва, Кронос приносит в жертву отцу своему Урану единородного своего сына, обрезает себя, и то же самое заставляет сделать и своих союзников».

Слово «хатан» (жених) согласно аккадскому — защита (hatanu). И тогда можно перевести не «жених крови», а «защита кровью», т.е. действие Сепфоры расценивается как защитная реакция в минуту опасности.

Праздник в пустыне

«Они сказали: Бог  Евреев  призвал нас; отпусти нас в пустыню  на три дня  пути принести жертву Господу, Богу нашему, чтобы Он не поразил нас язвою, или мечом» (Исход 5:3).

Моисей и Аарон просят, чтобы народ вышел на три дня в пустыню совершить жертвоприношение Богу. Подобная просьба не являлась из ряда вон выходящей. В Каирском остраконе (CG25234) рассказывается о празднике в честь Аменхотепа I . В котором участвовали работники, их жёны и дети. Празднование продолжалось в течение четырёх полных дней, и во всё время праздника работники не выходили на работы:

«Седьмой год, третий месяц второго сезона, двадцать девятый день на великом празднике  в честь царя Аменхотепа, чтобы жил он, процветал и был здоров. Глава поселения повелел веселиться в своём присутствии в течение четырёх полных дней выпивки, вместе с их детьми и также жёнами».

Каждые восемь дней работники получали двухдневный отдых, каждый месяц давался отпуск в конце недели. Дни 9, 10, 19, 20, 29 и 30 — дни отдыха. Дни праздника отмечались независимо от дней отдыха и назывались hb.f (праздник), или p3 hbn (праздник в честь …).

Иногда работники отсутствовали на работах по личным мотивам, будь то национальный или семейный праздник, и поэтому просьба Моисея и Аарона отпустить народ на несколько дней не противоречила обычаям Египта.

Маги Египта

В Исходе 7:10-13 написано о противоборстве Моисея и Аарона с египетскими чародеями.

«И бросил Аарон посох свой перед Фараоном и перед рабами его, и тот сделался змеем (в оригинале слово «танин», означающее крокодил). И призвал Фараон мудрецов и чародеев; и сделали они, волхвы Египетские, своими чарами то же. И бросили они каждый свой посох, и те сделались змеями (или крокодилами)».

В Египте магия имела широкое распространение. В употреблении были всевозможные амулеты, талисманы, заклинания, формулы, гороскопы, магические приёмы. Культ богов и мёртвых был проникнут магией.

Магу приписывались свойства оберегать жизни, избегать опасности, предвидеть будущее, лечить, оживлять, а также наводить порчу, болезни  и даже умертвлять. Всё это по египетскому поверью достигалась посредством артефактов, магических заклинаний, формул и талисманов.

В рассказе «Исцеление Бентреш» написано об изгнании духа одним из магов: «Прибыл сведущий в Бахтан. Он заставил Бентреш в состоянии одержимости духом, он распознал это и врага, с которым можно сразиться». Один официальный текст 18 династии восхваляет царя Ахмеса: «Все ужасы Тота перед ним; ибо Бог дал ему познание вещей; это он руководит писцами в их учениях, он Великий маг, владыка чар». В рассказе «Фараон Хуфу (Хеопс) и чародеи» рассказывается, как один жрец-заклинатель Уба-Онер превратил воскового крокодила в живого посредством магических заклинаний:

«На другой день, едва озарилась земля, оправился служитель, надзиравший за прудом, к верховному жрецу — заклинателю Уба-Онеру, чтобы донести ему о случившемся. Узнал Уба-Онер о том, что было между его женой и простолюдином в беседке около пруда, и сказал: 

— Принеси мне ларец из эбенового дерева, выложенный чистым золотом! Принеси мне ларец, где лежит моя книга заклинаний! И принеси мне чистого воску!

Принес служитель ларец с книгой заклинаний, принес чистого воску. Уба-Онер слепил из воска крокодила длиной в семь пальцев и прочел над ним заклинание: 

— Если придет простолюдин, чтобы омыться в моем пруду, схвати его и унеси на дно!

Затем он отдал воскового крокодила служителю и сказал:

— Когда спустится простолюдин, как обычно, к пруду, брось этого крокодила в воду позади него. Служитель взял воскового крокодила и отправился домой.

И вот жена Уба-Онера снова послала за служителем, надзиравшим за прудом, и приказала ему:

— Вели приготовить беседку около пруда! Я приду туда отдохнуть!

И приготовили для нее беседку, наполнив ее всевозможными превосходнейшими вещами.

Пришла в нее жена Уба-Онера со своей служанкой, и там провели они с простолюдином приятный день.

Вечером, как обычно, спустился простолюдин к пруду. И тогда служитель бросил воскового крокодила в воду позади него. Превратился восковой крокодил в настоящего, длиной в семь локтей. Схватил он простолюдина и утащил на дно.

Тем временем верховный жрец-заклинатель Уба-Онер пребывал близ его величества фараона Небка, чей голос правдив. Семь дней находился он возле него, и семь дней бездыханный простолюдин оставался под водой.

Но когда миновали семь дней, фараон Небка, чей голос правдив, отправился в путь и прибыл в храм Птаха. Здесь предстал перед ним Уба-Онер и сказал ему;

— Пусть его величество соизволит последовать за мной, дабы увидеть чудо, случившееся в дни его правления с одним простолюдином. 

И его величество отправился к пруду вместе с Уба-Онером.

Здесь Уба-Онер приказал крокодилу:

— Вынеси простолюдина на берег!

Выполз крокодил из воды и вынес простолюдина на берег. Тогда верховный жрец-заклинатель Уба-Онер произнес над крокодилом заклинание и заставил его остановиться перед фараоном.

И сказал фараон Небка, чей голос правдив:

— Воистину этот крокодил ужасен!

Тотчас же нагнулся Уба-Онер, схватил крокодила, и в его руках превратился он в воскового крокодила длиной всего в семь пальцев. Тут поведал Уба-Онер фараону Небка, чей голос правдив, о том, что совершил этот простолюдин с его женой. И тогда приказал его величество крокодилу:

— Унеси к себе то, что ты захватил!

Вновь обратился восковой крокодил в настоящего длиной в семь локтей, схватил простолюдина и уполз в воду. Опустился он на дно пруда и исчез. Что с ним дальше сталось — не знает никто. Затем приказал фараон Небка, чей голос правдив, отвести жену Уба-Онера в поле к северу от дворца своего. Там ее сожгли и прах ее бросили в реку. Вот какое чудо, в числе многих, сотворил верховный жрец-заклинатель Уба-Онер в дни правления предка твоего, фараона Небка, чей голос правдив! Выслушал это его величество Хуфу, чей голос правдив, и сказал: — Да будет принесено в жертву фараону Небка, чей голос правдив, тысяча хлебов, сто кружек пива, целый бык и две меры ладана! И да будет принесено в жертву верховному жрецу-заклинателю Уба-Онеру хлеб, кувшин пива, мясо и мера ладана, ибо я видел пример его мудрости! И было сделано все, как приказал его величество».

Рассказ о магическом противоборстве Моисея и Аарона с египетскими чародеями,  превращении посохов в змей или крокодилов отражает именно египетскую традицию магических действий того времени.

 Десять казней

Десять казней упоминаются в разных местах Писания, как доказательство силы Бога. Память об этих событиях сохранялась из поколения в поколения.

Иисус Навин упоминает казни в своей прощальной речи: «И послал Я Моисея и Аарона и поразил Египет язвами, которые делал Я среди его, и потом вывел вас» (Иис. Навин 24:5). Филистимляне говорили: «Это — тот Бог, Который поразил Египтян всякими казнями в пустыне» (1 Царств 4:8). В псалмах 77:44-51; 104:28-36 мы сталкиваемся с разными вариантами порядка казней.

Превратил реки их и потоки в кровь,                    Послал тьму и сделал мрак;

чтобы они не могли пить;                                          Преложил воду их в кровь и уморил рыбу их.

Послал на них насекомых,                                         Земля их произвела множество жаб.

чтобы жалили их,

И жаб, чтобы губили их;                                            Он сказал, и пришли разные насекомые, вши

Земные произведения их                                           во все пределы их.

отдал гусенице

и труд их — саранче;

Виноград их побил градом                                       Вместо дождя послал на них град

и сикоморы их — льдом;                                             палящий огонь на землю их, и побил

Скот их предал граду и стада их — молниям;         виноград и смоковницы их,

Послал на них пламень гнева Своего                      И сокрушил дерева их.

и негодование, и ярость и бедствие,

Посольство злых ангелов;                                       Сказал, и пришла саранча и гусеницы

Уравнял стезю гневу Своему,                                 без числа; и съели всю траву на земле,

Не охранял души их от смерти,                              И съели всю траву  на полях их.

И скот их предал моровой язве;                              И поразил всякого первенца в земле их,

Поразил всякого первенца в Египте                       И начатки всей силы их.

(Пс. 77:44-5).                                                                     (Пс. 104:28-35).

 

В псалме 104 упоминаются только семь казней.

Все казни, кроме последней — суть природные явления, но не случайные, а целенаправленные, но последняя – поражение первенцев не связана с природными катаклизмами.

Казни можно попытаться объяснить природными катастрофами. Известно, что прибытие воды в Нил бывает в июле-августе, в результате интенсивных дождей происходит чрезвычайно высокий разлив Нила. Эти потоки приносят зелёную массу раздробленных растений, к которым прилепляются огромные количества красных частичек почвы. При этом воды реки сильно загрязняются и приобретают кроваво-красный оттенок. Подобный процесс мог нарушить уровень кислорода и привести к гибели рыб и зловонию. Заражение воды могло выгнать лягушек из берегов Нила к пустынным землям, где они погибали в больших количествах. Таким образом, появились условия для размножения всякого рода насекомых. Кроме этого, моровая язва, поразившая скот, также могла быть связана с разложением лягушек. Воспаления с нарывами на людях и скоте, могли быть вызваны укусами мух. Саранча и град также природные явления.

Тьму можно связать с необычно сильной песчаной бурей, которая, как правило, длится два — три дня, иногда и более.

В «речениях Ипусера», написанных в форме пророчества вероятно в 18 веке до н. э., (хотя некоторые исследователи относят это произведение к 13 в. до н. э.), говорится о бедствиях, которые постигнут Египет. Эти бедствия похожи на казни описанные в книге Исход.

«Люди доблестные скорбят о том, что творится в стране. Чужеземцы повсюду сделались египтянами».

«Воистину, ожесточились сердца людей. Мор по всей стране. Кровь повсюду. Смерть повсюду, Пелены мертвецов тщетно взывают о погребении».

«Воистину, перевернулась страна, как гончарный круг. Разбойник сделался богачом, богач стал грабителем».  

«Воистину, воды Нила окрашены кровью. Но их пьют. Привкус крови отталкивает людей, они жаждут чистой воды, но тщетно».

«Воистину, золото и лазурит, серебро, бирюза, сердолики и камни ибхет украшают ныне шеи рабынь».

«Воистину, смех умолк. Никто больше не смеётся, По всей стране слышны только плач да стенания».

Пророчество Неферти (ок. 1800 г. до н. э.).

«Дни будут начинаться злодеянием. Вся страна погибнет, и не останется даже записи о её судьбе. Великий урон нанесут земле твоей, и даже печалиться о ней будет некому, плакать некому и некому вспоминать».

«Что станет с этой землёй? Солнце над ней закатится, и не будет оно сиять, и не будет светить больше людям. Скроется солнце за тучами, а без него не станет ни жизни, ни разумения».

«Слушай! Река Нил пересохнет, и станет пустыней Египет. Будут переходить через Нил, как по суше.

Погибнет богатство рыбных прудов. Погибнет вся рыба и птица, обитавшая в них в изобилии. Всё исчезнет. И великие беды обрушатся на страну из-за голода».

«Солнце уйдёт от людей. Будет оно светить только час, и никто не узнает время полудня».

«Я показываю тебе страну, поражённую тяжким недугом. Власть в ней захватят слабые руки. Будут кланяться тем, кто сам прежде кланялся. То, что было внизу, окажется наверху. Совершится переворот — и всё переменится».

Эти пророчества относили к захвату Египта гиксосами, но пророчества слишком сложная вещь, чтобы их отнести только к определённому событию.

Песах

В книге Исход 12:3-19 описан обычай праздника Песах (Пасха). Кульминацией этого праздника является жертвоприношение ягнёнка. Проживающие в Израиле самаритяне до сегодняшнего дня соблюдают  это предписание.

Ритуал начинается после захода солнца, но до появления звёзд. Старейшины общины собираются возле дома главного священника общины. Одеты они в белые одежды, на головах традиционные головные уборы, похожие на турецкие фески.  В установленное время, вся процессия идёт от дома главного священника к месту заклания агнца. Главный священник поднимается на возвышающийся камень, обращается к общине и начинает читать отрывки из книги «Исход», где описывается процесс заклания ягнёнка. Кульминация ритуала начинается, когда главный священник читает фразу: «тогда пусть заколет его всё собрание общества сынов Израиля» (Исх. 12:6). В этот момент, священники  закалывают ягнят и община восклицает: «Эйн Элоhа, эла Эхад» т. е. «Нет Бога,  кроме Единого». Крики людей, находящихся в очень возбуждённом состоянии, заглушают блеяние  ягнят. После убоя самаритяне обрызгивают кровью ягнят свои одежды и лица своих детей, согласно написанного в книге Исход 12:13 «и увижу кровь и пройду мимо вас». После этого, срывают шкуру с ягнят и начинают их жарить. Остерегаются ломать кости агнцев, соблюдая повеление: «и кости его не сокрушайте» (Исх. 12:46). Остатки трапезы сжигают на огне, читая при этом рассказ о выходе сынов Израиля из Египта.

«И испекли они из теста, которое вынесли из Египта, пресные  лепешки, ибо оно еще не вскисло, потому что они выгнаны были из Египта  и не могли медлить, и даже пищи не приготовили себе на дорогу» (Исход 12:39). Судя по этому отрывку, строгая традиция не вкушать квасное в дни Песаха, происходит благодаря истории стремительного и неожиданного изгнания евреев из Египта. «Наблюдайте опресноки, ибо в сей  самый день  Я вывел ополчения  ваши из земли  Египетской, и наблюдайте день сей в роды  ваши, как установление вечное. С четырнадцатого дня  первого  месяца, с вечера ешьте пресный хлеб до вечера  двадцать первого дня  того же месяца; семь  дней  не должно быть закваски  в домах ваших, ибо кто будет есть квасное, душа  та истреблена будет из общества Израилевых  — пришлец ли то, или природный житель земли той» (Исход 12:17-19).

Вероятно, постановление не вкушать квасное семь дней было дано позднее, не кочующему народу в пустыне, а оседлому уже поколению «природных жителей земли той», т.е. земли Израиля. Было важно, чтобы народ Израиля не забывал истории своего бегства из Египта, поэтому этой заповеди придано такое большое значение. Также вероятно, история бегства из Египта и особенно закалывание пасхального агнца, несёт символическое значение, понять которое стало возможным в прошествии многих лет.

Число сынов Израиля

«И отправились  сыны Израиля из Раамсеса в Суккот (Сокхов) до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей; и множество разноплемённых людей вышли с ними, и мелкий и крупный скот, стадо весьма большое» (Исх. 12:37-38).

Число шестьсот  тысяч, не включая женщин и детей, кажется весьма преувеличенным.

Правда, слово «элэф» здесь переводится как «тысяча», может означать «семейство» или «подразделение воинов», которых выбирают из каждого колена. Сыновей Дана вышедших на войну было шестьсот человек (Судей 18:11). Подразделение Давида состояло из шестисот человек (1 Царств 23:13). Царь Саул победил при помощи также шестисот человек (1 Царств 13:15).  Поэтому возможно перевести «до шестисот подразделений пеших воинов» (Исх. 12:37).

Правда, согласно книге Чисел 1:46 и 26:51, общее количество боеспособных мужчин действительно было 603 550 человек. Согласно Числам 3:43 число израильских первенцев мужского пола, от одного месяца и выше было 22 273. Согласно Числам 26:62 число левитов было 23 000 человек. Правда, существует предположение, что большие числа книги Чисел являются частью эпического стиля повествования, имеющего целью выразить величие сынов Израиля, или столь высокие цифры отражали более позднюю перепись.

Колесницы фараона

В Исходе 14:7 написано: «и взял  шестьсот колесниц отборных и все колесницы Египетские, и начальников (шалишим) над всеми ими».

Фараон мобилизовал все быстроходные колесницы, чтобы преследовать сынов Израиля.  В египетской армии в 13 в. до н. э., охранники фараона являлись элитной частью. Подразделение колесниц включало двадцать пять колесниц, под началом командира подразделения. Вероятно, эти командиры и были упоминаемые «шалишим» — начальники над колесницами. Слово «шалишим» не египетское, но семитское.

Хвалебная песнь

Истории о чудесном избавлении у Тростникового (Чёрмного) моря, посвящена хвалебная песнь, воспетая Моисеем и его сестрой Мариам (Исх. 15:1-21). Существуют языковые, структурные параллели этой песни с ханаанскими поэтическими произведениями, поэтому многие исследователи датируют эту песнь 12-14 в. до н. э.

«Пою Господу, ибо Он высоко превознесся; коня и всадника его ввергнул в море.

Господь крепость моя и слава моя, Он был мне спасением. Он Бог мой, и прославлю Его; Бог отца моего, и превознесу Его.

Господь муж брани, Иегова имя Ему.

Колесницы фараона и войско его ввергнул Он в море, и избранные военачальники его потонули в Чермном море.

Пучины покрыли их: они пошли в глубину, как камень.

Десница Твоя, Господи, прославилась силою; десница Твоя, Господи, сразила врага.

Величием славы Твоей Ты низложил восставших против Тебя. Ты послал гнев Твой, и он попалил их, как солому.

От дуновения Твоего расступились воды, влага стала, как стена, огустели пучины в сердце моря.

Враг сказал: погонюсь, настигну, разделю добычу; насытится ими душа моя, обнажу меч мой, истребит их рука моя.

Ты дунул духом Твоим, и покрыло их море: они погрузились, как свинец, в великих водах.

Кто, как Ты, Господи, между богами? Кто, как Ты, величествен святостью, досточтим хвалами, Творец чудес?

Ты простер десницу Твою: поглотила их земля.

Ты ведешь милостью Твоею народ сей, который Ты избавил, — сопровождаешь силою Твоею в жилище святыни Твоей.

Услышали народы и трепещут: ужас объял жителей Филистимских;

тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских, уныли все жители Ханаана.

Да нападет на них страх и ужас; от величия мышцы Твоей да онемеют они, как камень, доколе проходит народ Твой, Господи, доколе проходит сей народ, который Ты приобрел.

Введи его и насади его на горе достояния Твоего, на месте, которое Ты соделал жилищем Себе, Господи, во святилище, которое создали руки Твои, Владыка!

Господь будет царствовать во веки и в вечность».

Образец угаритской поэзии 14 в. до н.э.

Когда звенит священный глас Господа (Ваала),
когда раздаются раскаты Ваалова грома,
Земля дрожит, горы трепещут,
пляшут холмы и скалы.

Враги его скрываются за склонами гор
или в дремучих лесах.
От востока до запада в диком смятенье
они бегут от лица его.

Скажите, враги Ваала,
почему вы ныне в таком страхе?
Потому что глаза его зорки,
рук его могучи.

Схватил Ба’лу сынов Асирату,

многих он сразил рукою,

сокрушающих он сразил палицей,

иссушающий мертв, повержен на землю.

И вз[ошел] Ба’лу на трон царский свой,

[на престол,]

на кресло властительское свое.

И берегитесь, посыльные богов, не приближайтесь к сыну Илу,

Муту, он положит вас,

как ягненка, в пасть свою,

как козленка, в глотку свою! Вы погибнете!

Светоч Илу, Шапашу, озаряющая блеском небеса,

в руке любимца Илу, Муту!

За тысячу полей, мириад куману к ногам Муту склонитесь и падите,

простритесь ниц и почтите его.

И сказал Пригожий и Мудрый:

«Не говорил ли я тебе, о вельможный Ба’лу,

не повторял ли, о Скачущий на облаке:

вот, врага твоего, Ба’лу,

вот, врага твоего уничтожь,

вот, погуби соперника твоего!

Возьми царство вечное твое,

власть, что из поколений в поколения твои!»

Тростниковое море

Тростниковое  море (в оригинале Ям Суф), некоторые исследователи отождествляют не с Красным морем, а болотистыми озёрами к северу — западу от дельты Нила. Слово «суф»  происходит от египетского twf(y) — означающее «папирус», «тростник», «тростниковый стебель». «Страна Тростников» упоминается в «Сказании о фараоне Петубасте» — «Но в то же время тринадцать азиатов из Страны  Тростников вышли против отрядов египетских». В папирусе Анастази (2,3) упоминается озеро возле города Таниса с названием «Суф».

Возможно, сыны Израиля перешли через соединение озёр, разделяющихся холмами с названием «стена Быка», восточнее Гошен (Гессем). Эти озёра наполнялись во время прилива Нила водами канала, в русле Томилат. У канала и озёр было несколько функций: 1. Увеличить территории египетского посева, от востока к Дельте. 2. Дать возможность проплывать кораблям от Нила через эти озёра к Средиземному морю и Суэцкому заливу. 3. Защитить восток Египта топкими водами  от набегов кочевников пустыни. 4. Увеличить территории пастбища вокруг озёр, на которых круглый год  произрастает в изобилии сочная трава.

О Тростниковом море сказано: «И простёр Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды» (Исх. 14:21). Отсюда следует, что вода бурлила всю ночь. Согласно отрывкам 14:24-26, воды вернулись в «утреннюю стражу» (утром). Значит, сыны Израиля перешли море в одну ночь. План прорытия Суэцкого канала описывает дно  озёр  на востоке Египта от Суэцкого канала до Средиземного моря. Согласно этому исследованию, глубина дна на южной стороне озёр достигает 120 сантиметров. Предполагается, что во время отлива Нила, глубина озёр была ещё меньше. Если, как написано: дул «сильный восточный ветер» (Исх. 14:21), то образуется узкий проход, между одним большим озером и  другим небольшим, из-за отклонения воды, поэтому и написано: «воды были им стеною по правую и по левую сторону» (Исх. 14:2). Когда в Суэцком заливе меняется северо-западный ветер на юго-восточный, воды очень быстро поднимаются до высоты 180 сантиметров, и тогда нет прохода с севера Суэцкого залива. Может быть, египетское войско, погнавшись за сынами Израиля попало в топи, болотистую местность: «и отнял колёса у колесниц их, так что они влекли их с трудом» (Исх. 14:24). Когда же вода начала возвращаться из-за сильного ветра «Ты дунул ветром Твоим, и покрыло их море» (Исх. 15:9) , египтяне стали тонуть в водовороте воды «колесницы Фараона и силу его ввергнул в море, и избранные его военачальники погрязли в Тростниковом море» (Исх. 15:4)

В Числах 33:10-11 наименование «Ям Суф» употреблено в расширительном значении и относится к Суэцкому заливу. Из контекста однако следует, что «море», о котором говорится двумя стихами выше (Числа 33:8) — это не залив, а вероятно, заросшие тростником болота: «Отправившись от Гахирофа, прошли среди моря в пустыню, и шли три дня пути пустынею Ефам, и расположились станом в Мерре». Но в 3 Цар. 9:26 название «Ям Суф » однозначно относится к Эйлатскому (Акабский) заливу:  «Царь Соломон также сделал корабль в Ецион-Гавере, что при Елафе, на берегу Чермного моря, в земле Идумейской». Для оправдания версии, изложенной выше, предполагается не без основания, что вольное употребление географических терминов было характерно  для древнего мира.

Итак, согласно 3 книге Царств 9:26 «Ям Суф», воды которого расступились — это Эйлатский (Акабский) залив: «Царь  Соломон  также сделал корабль  в Ецион-Гавере, что при Елафе (Эйлате), на берегу  Красного моря (Ям Суф), в земле  Идумейской.

«И скажет фараон о сынах Израиля: они заблудились в земле сей, заперла их пустыня» (Исх. 14: 3). Чтобы «заблудиться»  они должны были путешествовать среди горной местности и выйти на открытое место — берег, пляж.

В Акабском заливе в Нувейба (Египет) существует огромный пляж, подход к нему ведёт через систему каньонов длиной ок. 30 км. Система каньонов напоминает лабиринт, единственный путь к Красному морю ведёт через каньон  Вади-Ватир.

Иосиф Флавий рассказывает:

«И вот они (египетская армия) отрезали все пути, по которым, по их расчётам, могли бы бежать евреи, и заключили последних между недоступными скалами и морем. Дело в том, что к самому морю (в том месте) подходит совершенно недоступная гора, мешающая бегству. Таким образом, египтяне замкнули евреев в пространстве между горой и  морем и заняли своим лагерем выход  отсюда на открытую равнину». (Иуд. древности кн.2  гл. 15:3).

Гора Синай

О месторасположении горы Синай, на которой пророк Моисей получил скрижали Завета, ведутся жаркие споры, мнения исследователей расходятся, и иногда значительно, вот некоторые из них:  гора Синай находится на юге Синайского полуострова, на севере Синайского полуострова, в Мадиане (возле Акабского залива).

Вряд ли библейский Синай находится на севере Синайского полуострова, так как геологическое строение местности и климатические условия не позволяют проживание в этом районе столь значительному числу беженцев, а судя по Писанию, сыны Израиля жили вблизи от горы Синай около года (Чис. 9:1). Во Второзаконии 1:19 написано:

«И отправились мы от Хорива и шли по всей оной великой и страшной пустыне, которую вы видели».

На севере  из-за близости к Средиземному морю нет «большой и страшной пустыни». Сыны Израиля столкнулись с недостатком воды в пустыне, а северо-запад Синайского полуострова изобилует водой.

На юге Синайского полуострова, согласно переписи 1937 года, проживало 2500 человек из 18000 жителей всего полуострова. Местные условия не позволяют вместить большое количество людей на длительный период. На южных берегах Синайского полуострова распространена рыбная ловля. Писание не упоминает об этом, напротив, народ жалуется:

«Мы помним рыбу, которую в Египте ели мы даром» (Чис. 11:5).

На берегах Синайского полуострова можно было ловить рыбу и не вспоминать о рыбных днях в Египте.

На юге Синайского полуострова  находились медные рудники Египта, и поэтому там располагалась египетская армия, а сражение с египтянами Писанием не зарегистрировано.

Принято отождествлять Джебаль-Муса с горой Синай, но это точка зрения скорее догматична, чем логична. Эта гора названа  не в память о Моисее, а в честь одного монаха в IV в. н. э., которого звали Муса.

Отождествление с Мадианом тоже проблематично, так как Моисей предложил возле горы Синай своему тестю Итро следовать за ним, а тот отказался, ответив:

«Не пойду, пойду в свою землю и на свою родину» (Чис. 10:30).

Это означает, что гора Синай находится не в земле Итро, родины мадианского жреца, приютившего Моисея.

Существует довольно аргументированное предположение, что гора Синай — это Джебаль-Син-Бишер. Она находится в 50 км восточнее Суэца. «Суна» на арабском означает «традиция», «предание»; «сана» — издавать закон. «Башара» — благовестие, добрая весть, или плоть, человек. «Син-Бишер» можно перевести как «предание законов», или «законы человека», что служит намёком на дарование законов возле этой горы. Она единственная на всём полуострове в форме «син» т. е. острого выступа, утёса. В Иудейских древностях (кн. 2 гл.12:1) написано:

«Погнал скот на гору Синай, которая выше всех тамошних вершин и представляла особенно хорошее пастбище, так как там росла отличная трава».

Джебаль-Син-Бишер высотой всего 618 метров над уровнем моря, но она самая выделяющаяся гора из всех окрестных возвышенностей. Она служит дорожным указателем для путников. У подножия горы было найдено немало круглых каменных глыб, которые могут быть связаны с сообщением:

«И построил под горой жертвенник, и двенадцать камней по (числу) двенадцати колен Израиля» (Исх. 24:4).

Под горой, в русле Судер, были обнаружены  черепки  средне-бронзового периода с  надписями  на набатейском языке,  свидетельствующие о большом значении этого места для путников.

Эта гора подходит под определение:

«в пустыню на три дня пути» (Исх. 5:3).

Ведь гора Синай должна быть в непосредственной близости от Египта — в трёх днях пути:

«мы пойдём в пустыню, на три дня пути» (Исх. 8:27).

От «солёных озёр» Египта до этой горы 75 км. День пути в то время считался 25 км. Возле этой горы имеются известняковые скалы, из которых несложно вытесать скрижали (таблички):

«вытеши себе две скрижали каменные» (Исх. 34:1).

Этот материал гораздо удобнее в обращении, чем гранит или базальт. Геологические условия позволяют проживать большому количеству людей в окрестностях Джебаль-Син-Бишер около года, так как там есть место для пастбищ и источники воды.

Израильский археолог Эммануэль Анати отождествил библейский Синай с горой Хар-Карком в пустыне Негев, где он обнаружил многочисленные останки святилищ.

Анати обнаружил здесь крупный культовый памятник, использовавшийся со времён верхнего палеолита и до бронзового века, с многочисленными алтарями, и многочисленными  наскальными рисунками.

Хотя, опираясь на свои находки, Анати отстаивает точку зрения, что Хар-Карком и есть библейский Синай. Однако это противоречит хронологии памятника: пик религиозной активности на Хар-Карком приходился на 2350—2000 гг. до н. э., а окончательно культовое место было заброшено между 1950—1000 гг. до н. э., тогда как библейский Исход обычно датируется между 1600—1200 гг. до н. э.

На восточной стороне Акабского залива, на территории Аравии, находится гора Джебаль-Эль-Лоз, которая тоже могла бы претендовать на роль библейского Синая.

Возможно, именно её упоминает апостол Павел:

«ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве» (Гал. 4:25).

Вполне возможно, апостол Павел, живший 2000 лет назад, обладал подлинной информацией о местонахождении знаменитой горы Синай.

Вершина горы Джебаль-Эль-Лоз черна, как бы обуглена, некоторые связывают это явление с сообщением из Писания:

«Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошёл на неё в огне; и восходил от неё дым, как дым из печи» (Исх. 19:18).

Образец чёрной породы, взятый на вершине горы Джебаль-Эль-Лоз, – это обсидиан, магматическая горная порода, состоящая из вулканического стекла. Однородное вулканическое стекло, прошедшее через быстрое охлаждение расплавленных горных пород, образуется при очень высокой температуре. Снимки со спутника горной цепи Джебаль-Эль-Лоз и её окрестностей позволяют со всей серьёзностью отнестись к отождествлению этой горы с библейским Синаем.

Господь повелел пророку Илие идти к горе Хориф (другое название горы Синай).

«И встал он, поел и напился, и, подкрепившись тою пищею, шёл сорок дней и сорок ночей до горы Божией Хорива. И вошёл он там в пещеру и ночевал в ней. И вот, было к нему слово Господне, и сказал ему Господь: что ты здесь, Илия?» (3 Цар.19:8-9).

Тренированный человек может пройти в день около сорока километров, за сорок дней и ночей Илия мог пройти 2000 километров, примерно такое расстояние от Израиля до Саудовской Аравии.

У подножия горы был найден предполагаемый жертвенник золотого тельца, на огромных валунах  — изображения быков.

В изобилии  находятся колодцы искусственного происхождения. Был найден возможный лагерь израильтян, который согласно книге Исход  располагался на территории вокруг жертвенника. В данном случае — это широкие вади на северо-востоке и юге.

По утверждению Иосиф Флавия,  Хорив — наиболее высокая гора в описываемой местности:

«Народ между тем должен расположиться станом вблизи горы и свято чтить соседство Божества. С этими словами Моисей отправился на Синай, самую высокую гору в той местности» (Иуд. Др. кн. 3 гл. 5).

Это соответствует описанию хребта Джебель-Эль-Лоз, возвышающегося над остальными горными грядами, высота которого составляет 2580 метров.

Надеюсь, когда-нибудь мы найдём легендарную гору Синай, даже если для этого придётся посетить Саудовскую Аравию.

Десять заповедей

Десять заповедей отличаются от остальных законов, и вероятно, — это концентрация основных правил, определяющих повседневную жизнь сынов Израиля. Согласно сообщению книги Исход, заповеди являются оттиском Бога и знамением между Господом и сынами Израиля, начертаны перстом Бога на каменных скрижалях и помещены в Ковчег Завета (Исх. 31:18; 32:16; Втор. 10:5).

Краткие повеления, наподобие — не убивай, не кради, не прелюбодействуй, можно встретить в Левите 19:11-13. Возможно, десять заповедей имели в первоначальном варианте более краткую форму, но со временем были расширены и переработаны за счёт их толкований. Пример двух вариантов заповедей мы находим в Исходе 20 и Второзаконии 5, особенно это ярко выражено в заповеди о субботе. Вариант в книге Исход состоит из 62 слов, а во Второзаконии из 89 слов. Рассмотрим два варианта.

Я YHWH, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим (Исх.20:2-3).

Я YHWH, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов перед лицем Моим (Втор. 5:6).

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я YHWH, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх.20:4-6).

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в водах ниже земли, не поклоняйся им и не служи им; ибо Я, YHWH, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи [родов] любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Втор. 5:8).

Не произноси имени YHWH, Бога твоего, напрасно, ибо не оставит YHWHбез наказания того, кто произносит имя Его напрасно (Исх.20:7).

Не произноси имени YHWH, Бога твоего, напрасно; ибо не оставит YHWHбез наказания того, кто употребляет имя Его напрасно. (Втор. 5:11).

Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота YHWH, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал YHWH небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой  почил; посему благословил YHWH день субботний и освятил его (Исх.20:8-10).

Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе YHWH, Бог твой; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота YHWH, Богу твоему. Не делай [в оный] никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя, как и ты; и помни, что [ты] был рабом в земле Египетской, но YHWH, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе YHWH, Бог твой, соблюдать день субботний (Втор. 5:12-15).

Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую YHWH, Бог твой, дает тебе (Исх.20:12).

Почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе YHWH, Бог твой, чтобы продлились дни твои, и чтобы хорошо тебе было на той земле, которую YHWH, Бог твой, дает тебе (Втор. 5:16).

Не убивай (Исх.20:13).

Не убивай (Втор. 5:17).

Не прелюбодействуй (Исх.20:14).

Не прелюбодействуй (Втор. 5:18).

Не кради (Исх.20:15).

Не кради. (Втор. 5:19).

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего (Исх.20:16).

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего (Втор. 5:20).

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего» (Исх. 20:17).

Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего» (Втор. 5:21).

Можно попытаться восстановить первоначальный вариант десяти заповедей.

  1. Я, YHWH, Бог твой, да не будет у тебя других богов.
  2. Не сотвори себе кумира.
  3. Не произноси (или не клянись) имя (именем) YHWH, Бога твоего напрасно.
  4. Помни день субботний.
  5. Чти отца своего и мать.
  6. Не убивай.
  7. Не прелюбодействуй.
  8. Не кради.
  9. Не лжесвидетельствуй на ближнего своего.
  10. Не желай ничего, что у ближнего твоего.

Эти заповеди категоричны, их соблюдение не связано с каким-либо местом, государством, уголовным правом, так как не обозначено наказание за их нарушение. Вероятно, предполагается божественная кара за пренебрежение ими. Обращение не ко всей общине, а к каждому конкретному человеку. Заповеди были начертаны на двух скрижалях, скорее всего это имело определённое значение. Если поделить заповеди на две группы, то видно, что первая часть заповедей говорит об отношении человека к Богу, вторая группа — об отношении человека к человеку. В противоположность казуистическому стилю, характерному для законов Древнего Востока, повелительная форма «делай — не делай» не свойственна области права.

Первая заповедь начинается «Я, YHWH, Бог твой». Представление себя в первом лице в начале текста было распространено на Древнем Востоке. Так начинались документы семитских царей. Например, знаменитая стела Меши, царя Моава (он упоминается в 4 Царств 3:4), начинается со слов: «Я, Меша, царь Кемеша…». Вероятно, подобное предложение не следует понимать как представление при знакомстве, но как обоснование авторитета последующего текста.

Первая заповедь говорит о запрете поклоняться другим богам.

Вторая — о запрещении создавать обожествлённое изваяние. Вряд ли эта заповедь накладывает запрет на изобразительную деятельность, так как сыны Израиля в пустыне создавали изображения (Исх. 25:18; 26:31).

«Наказывающий за вину отцов детей» (Исх. 20:5).

Представление о Боге, наказывающем детей за вину отцов, существовал во времена пророка Иезекиила. Против этого положения выступил пророк: «Вы скажете: почему же сын не несёт вины отца своего? Но сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает, и исполняет их, он будет жив. Душа согрешающая, она должна умереть, сын не несёт вины отца» (Иез. 18:19-20). Может быть, фраза «наказывающий за вину отцов детей» (Исх. 20:5), это позднее, но древнее добавление к заповеди «Не сотвори себе кумира» (Исх. 20:4), устрашение за несоблюдение заповеди, с которой не согласился пророк Иезекиил?

Третья заповедь говорит о запрете попусту произносить Имя Бога или клясться этим Именем, чтобы не нарушить святость Имени.

Четвёртая заповедь повествует о субботнем покое. Она говорит о дне, посвящённом Богу, наподобие духовной жертвы, вносившей в повседневную жизнь атмосферу причастности  к божественному. Также день отдыха необходим от риска физического переутомления. День покоя раз в неделю, насколько известно, не имел аналогов в древнем законодательстве. Установление еженедельного дня отдыха для всех членов общины беспрецедентно на древнем Востоке.

Даже во времена Римской Империи евреи служили объектом насмешек за субботний покой. Например, философ Сенека «порицает обряды иудеев, а более всего субботу, утверждая, что соблюдать её вредно: мол, вводя по такому седьмому в каждую седьмицу, они тратят впустую почти седьмую часть своей жизни, а, не делая вовремя неотложные дела, часто причиняют вред самим себе» (Августин. О Граде Божием, 6,11).

В книге Исход 20:8 «помни день субботний» употребляется слово «зкор» (זכור), имеющее значение «помни», «вспоминай», «сообщай», «думай о чём-нибудь», т. е. обозначает мыслительный процесс. Во Второзаконии 5:12 «храни день субботний» в том же месте и с той же функцией употребляется «шмор» (שמור), означающий «охраняй, оберегай, соблюдай, выполняй», т. е. это обозначение действия с оттенком обязательства. Во Второзаконии даётся более расширенное толкование, чем в Исходе.

Причина соблюдения субботы в двух местах Писания отличается одна от другой. Интересно, что ещё до дарования заповеди о субботе Моисей знал субботу как день, который посвящают Богу: «И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло.  В шестой же день собрали хлеба вдвое, по два гомора на каждого. И пришли все начальники общества и донесли Моисею. И он сказал им: вот что сказал YHWH: завтра покой, святая суббота YHWH; что надобно печь, пеките, и что надобно варить, варите сегодня, а что останется, отложите и сберегите до утра.  И отложили то до утра, как повелел Моисей, и оно не воссмердело, и червей не было в нем» (Исх. 16:21-24).

Конечно, это можно объяснить путаницей составителей хронологии Пятикнижия, и рассказ о манне нужно было записать позднее дарования заповедей. Итак, или мы сталкиваемся с неумышленной ошибкой автора Пятикнижия,  или всё-таки не ошибкой, и Моисею была известна суббота как день,  посвящённый Богу.

На древнем Востоке число семь считалось совершенным и святым. Семь дней продолжался свадебный пир (Быт. 29: 27-30; Судей 14:12); дни траура длились семь дней (Быт. 50:10); дней нечистоты тоже было семь (Лев. 12:2). Также и в небиблейских источниках говорится о цифре семь как особом числе. Гудеа, правитель Лагаша (22 в. до н. э.), праздновал обновление храма семь дней.

Шумерские и аккадские источники говорят, что буря и потоп продолжались семь дней:

«Все шесть дней от начала потопа наше судно несло и качало, Семь ночей пребывая во мраке, бурных волн ощущал я удары. Но они становились слабее. Ветер стихал понемногу. Ливень больше не был на кровле» (Эпос о Гильгамеше).

В «Эпосе об Акхите» нередко упоминается число семь как особое и знаменательное:

«Утром седьмым в его сновидение вступает Баал (Ваал) могучий».

«Поил он их и ласкал день первый и день второй,

Ласкал он их и кормил третий, четвёртый день.

Утром седьмого дня, насытившись силой мужскою,

Радости ложа познав, они ушли из чертогов».

«Четырнадцать лет минуло, дважды по семь».

«И вот на день седьмой, Данэль в ворота прошёл к полю, где рядом гумно, туда, где дуб вековой».

«Лишь на седьмой год он слёзы утёр со щёк».

В повествовании «Дворец для Баала» говорится, что дворец строился в течение шести дней, и в день седьмой был построен:

«С гор Ливана были доставлены кедры. Работающий руками развёл огонь. Шесть дней горел он, а на седьмой заготовленное серебро превратилось в плиты».

В месопотамских культовых ритуальных документах первого тысячелетия до н. э. имеются два вида религиозных календарей, базирующихся на разделении месяца по семь дней. Документы говорят об особых жертвах в седьмой, четырнадцатый, двадцать первый и двадцать восьмой день месяца. Жертвоприношения приносят только в определённые месяцы года. В эти дни предписывается человеку поститься, воздерживаться от наслаждений, важных дел. Один документ запрещает царю приносить жертвы, заседать в суде, запрещается прорицателям гадать, врачам лечить больных. Пятнадцатый день месяца, день полнолуния, (обратите внимание на Притчи 7:20, «кошелек серебра взял с собою; придет домой ко дню полнолуния»), назывался на аккадском «Шабатту». В этот день приносили особые жертвы богу луны, день этот назывался «День покоя сердца (богов)» (umnuhlibbi)  и служил днём примирения богов жертвами.

Шаббат (суббота) в Пятикнижии  имеет другое значение — день покоя от человеческих трудов, хотя совпадение в названии аккадского Шаббату и ивритского (еврейского) Шаббат может иметь не случайный характер, и возможно это слово является заимствованием, но в него вложен иной смысл.

Пятая заповедь, «Чти отца своего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую YHWH, Бог твой, даёт тебе» (Исх. 20:12), говорит о проявлении заботы к родителям. Во Второзаконии 5:16 содержатся слова, которых нет в варианте аналогичной заповеди Исхода 20:12: «… и чтобы тебе было хорошо». В законодательстве древнего Востока также существовали законы о почитании родителей. Например, в законах Хаммурапи: «если сын ударил отца, то ему должно отрубить руку» (пар. 195).

Шестая заповедь «не убивай» говорит о запрете на убийство невинных, так как используется глагол «рацах», упоминаемый, как правило (кроме одного места, Чис. 35:30), в Писании в случаях убийства невинных  (3 Цар. 21:19; Иер. 7:9 и т. д.). Вряд ли подразумевается тотальный запрет на убийство, так как это плохо согласуется с последующими законами о наказании за преступления (Исх. 21-12; 21-14 и т.д.), благословлёнными кровавыми войнами.

Седьмая заповедь «не прелюбодействуй» говорит о запрете на половую связь с замужней женщиной, так как употребляется глагол «нааф», использующийся в Писании в случаях половой связи мужчин с замужними женщинами, например: «и прелюбодействовали (наафу) с жёнами ближних своих» (Иеремия 29:23).

Филон Александрийский (О десяти речениях, разделы 36, 121 и др.) помещает заповедь «не прелюбодействуй» перед заповедью «не убивай», как в Переводе Семидесяти Второзакония: «Не прелюбодействуй. Не убивай. Не кради». В Исходе: «Не прелюбодействуй. Не кради. Не убивай». И в папирусе Неша, и в Евангелии от Луки 18:20, и в Послании к Римлянам 13:9 речение «Не прелюбодействуй» предшествует «Не убивай».

Вероятно, у Иеремии 7:9 фраза «Вы крадёте, убиваете, прелюбодействуете» приводится в обратном порядке, и если это предположение верно, то в знакомом Иеремии варианте: «Не прелюбодействуй. Не убивай. Не кради» было то же, что в Переводе Семидесяти, папирусе Неша и Новом Завете.

Восьмая заповедь говорит о запрете воровать.

Девятая — о запрете лжесвидетельства.

Десятая: «не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, ни чего, что у ближнего твоего».

В книге Исход «желать» выражено словом «хамад» (חמד), означающим «пожелать», например, в Притчах 6:25 «Не пожелай красоты её в сердце своём».

Во Второзаконии для описания желания заполучить дом ближнего употребляется слово «таава» (תאבה), имеющее также значение «желать, возжелать», но с оттенком страсти, не обязательно греховной, т. е. страстное пожелание, например в Притчах 13:20 «желание исполнившееся — приятно для души». В книге Второзаконие иная последовательность перечисления запретов, к тому же более широкая, чем в Исходе: «Не желай жены ближнего, не желай дома ближнего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, ничего, что у ближнего своего». (Втор. 5:18).

В десяти заповедях нет абстрактных этических правил, таких как «не мсти и не имей злобы на сынов народа своего, люби ближнего как самого себя» (Лев. 19:18), «правды, правды ищи» (Втор. 16:20), хотя эти правила не уступают в этике десяти заповедям. Раздел книги Левит 19:10-18 перечисляет десять заповедей:

«Я, YHWH, Бог ваш. Не крадите, не лгите и не обманывайте друг друга» напоминает «не кради». «Не клянитесь именем Моим во лжи: бесчестишь ты имя Бога твоего» — «не произноси имени YHWH, Бога твоего, напрасно». «Не ходи сплетником в народе своём» — «не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего».

Есть предположение, что десять заповедей были отобраны священниками из свода  законов Учения (Торы), но традиция донесла до нас историю о даровании скрижалей Завета, которые были положены в ковчег Завета. Правда, мы не знаем, какой первоначальный текст был выгравирован на скрижалях. И не знаем, отличались ли заповеди на первых плитах, разбитых Моисеем, от текста на вторых скрижалях. Некоторые заповеди носят не вполне ясный характер, такие как «не убивай». Ведь непонятно, кого запрещается убивать, только ли невиновных? Ведь глагол «рацах»  (רצח) не во всех случаях говорит об убиении невиновных. Если Бог дал заповедь «не убий», что подразумевал Он? Не убивать невиновных, или нельзя убивать и виновных? Но если разрешается карать виновных, кто определяет степень виновности согрешивших, и в каких преступлениях? Для этого требуется целый свод законов, которые должны корректироваться с течением времени. Законы древнего мира не упоминают педофилию, продажу наркотиков, торговлю оружием, женщинами, и т. д., но разве они не являются преступлением с нашей точки зрения.

В книге Исход 16:28 написано: «Тогда Господь сказал Моисею: долго ли вам не слушаться и не соблюдать заповедей Моих и законов Моих?» Если заповеди и законы ещё не даны,  то на каком основании сделан упрёк в их несоблюдении? Или какие-то законы уже существовали до дарования заповедей на горе Синай «в третий месяц по исшествии сынов Израиля из земли Египетской» (Исх. 19:1)? Ведь Моисей судил народ ещё до дарования заповедей: «И когда приходят они ко мне, я сужу того и другого, и объявляю постановления Божии и законы» (Исх. 18:16). Как правило, судят по каким-либо писанным или устным законам, или же по особому чувству справедливости, закону совести, но не всегда этот закон приемлем или авторитетен для других. В данном случае требовалась авторитетность судьи, который должен был ссылаться на божественный авторитет. Конечно, определённые законы, обычаи, правила, ритуалы и религия существовали у сынов Израиля, но их религиозные воззрения, судя по золотому тельцу, особенно не отличались от других народов.

Заповедь, запрещающая изображать божество, являлась откровением, эволюцией в развитии человеческого сознания, так как она учила, что Бога нельзя заключить в образ -изделие рук человеческих. Поэтому  следует  рассматривать со всей серьезностью откровения, ниспосланные Моисею, которые разительно отличались от всех известных в то время законов и традиций.

Стиль десяти заповедей напоминает ритуал заключения союза между царём и его подданными и наложения обязанностей на подданных. Заповеди были выгравированы на двух каменных табличках (скрижалях), которые служили свидетельством союза между Богом и людьми. Моисей, разбивая скрижали, вряд ли сделал это из-за гнева или слабости:

«Когда же он приблизился к стану и увидел тельца и пляски, тогда он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали  и разбил их под горою» (Исх. 32:19).

На Востоке (особенно в Месопотамии) разбивание таблиц, на которых писался договор, означал аннулирование договора. Фиксация договоров на таблицах была известна издревле. Например, договор между египетским фараоном Рамсесом II и хеттским царём Хаттусили III (ок. 1270 г. до н. э.), выгравированный на серебряной пластине:

«Смотри, документ союза, который я сделал для царя Хетта, положен к ногам бога (бури), великие боги будут свидетелями тому…. И смотри, документ союза, который великий царь Хетта сделал для меня, положен к ногам бога Ра, великие боги будут свидетелями тому».

Согласно сообщению в книге Исход Моисей восходил на гору Синай во второй раз после того, как разбил скрижали, «письмена Бога», в знак расторжения договора между Богом и сынами Израиля. Ведь Моисей мог по памяти восстановить текст начертаний, но не сделал этого, так как восстановленные человеческой рукой письмена не имели бы силу Завета и не были знаком божественного присутствия.

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.