Беженка из Луганска

Скорый поезд Тель-Авив – Хайфа. Напротив меня сидит худенькая русоволосая девушка. Её волосы гладко причёсаны, стянуты розовой резинкой в пучок на затылке. Если бы она жила в Японии, то из-за своих огромных, ярко-голубых с поволокой глаз, обязательно стала бы героем комикса.

Раздался звонок, я ответил на иврите, потом перешёл на русский. Попутчица с удивлением посмотрела на меня.

— Вы говорите на иврите без акцента. Вы давно в стране? — заговорила со мной девушка.

— Чуть больше двадцати лет, — ответил я. – А вы из Украины?

— По говору догадались?

— Это не сложно. Легче будет произносить ивритскую «ה». Вы случайно не из Донбасса?

Дивчина с удивлением и недоверием посмотрела на меня.

— Не беспокойтесь, я вас не знаю, просто угадал.

— Я из Луганска, — с вызовом ответила мадемуазель.

– Приехала год назад.

— Расскажите, пожалуйста, — я посмотрел на часы. До прибытия поезда в Хайфу оставалось совсем немного времени.

— Как вы относитесь к Путину? – юное создание задало мне неожиданный вопрос.

Ответом можно всё испортить, но, если нельзя промолчать, надо говорить правду.

— Если честно, то не очень. Какая разница?

— Я стараюсь не говорить с фанатами Путина. Они злые.

— И много таких вы встречали в Израиле?

— Хватает, — улыбнулась попутчица.

— На мой счёт, вы можете быть спокойны, я не фанат Путина, — улыбнулся в ответ.

Лёд её настороженных глаз был растоплен.

— Мои родители и братишка по матери три года назад уехали в Израиль, а я осталась в Луганске.

— Почему вы не поехали с ними?

— Моя мама не еврейка, отчим – еврей.

— Почему он вас не удочерил?

— Родной папаша встал на дыбы, кричал: «Не позволю, чтобы моя кровиночка стала жидовкой!». Вот, и не позволил. Они уехали, а я в этом кошмаре осталась одна.

— Как вы попали в Израиль?

— Познакомилась с евреем по интернету. Расписались, живём вместе. Правда, чиновники замучили своими дурацкими вопросами. Какого цвета трусы были у мужа вчера? Что вы ели на ужин? Какие продукты в холодильнике? Откуда я могу это помнить. Главное, чтобы ответы мужа совпадали.

— Муж? Сколько вам лет? На вид вы совсем ребёнок.

— Мне 21 год.

— Понятно. Насколько я помню, только через четыре года дают синий теудат-зеут (удостоверение личности).

— Да. Пока у меня розовый. Очень боюсь, чтобы меня не выгнали из Израиля. Работаю по 12 часов в сутки, дома всё делаю, мужу угождаю, тише воды, ниже травы. Если он разведётся со мной, мне придётся уехать. А ехать некуда, квартиру в Луганске продала. Машину, которую оставили родители, бандиты забрали.

«Бедная девочка» — подумал я. «Однако, несмотря на хрупкую фигуру, тонкие черты лица, наивные глаза, она боец, ишь как глаза потемнели от гнева, а не наполнились слезами».

— Какие бандиты? – разговор вышел на интересующую меня тему. Главное внимательно слушать и задавать нужные вопросы.

— Местные. Новая власть выпустила из тюрем уголовников. Золотые фиксы во рту, наколки воровские на пальцах. Очень страшно по вечерам ходить. Мою подругу эти твари изнасиловали и убили. Истерзанную Маринку на трассе нашли, а до этого они её забрали к себе, люди сказали. Красивая очень была. Модель.

— Вы видели российских солдат?

— Конечно. У них нашивки с российскими флагами, по говору можно узнать, ростовских очень много. Однажды я говорила с подругой по скайпу, меня задержали, отвели к себе, говорят: «Ты украинский агент!». Отвечаю им, я здесь живу, с подружкой общалась. «Нет! Ты снимала секретные объекты и передавала украм информацию!».

Взяли у меня проверить мобильник. Главный успокаивал: «Если не шпионка — отпустим, а если шпионка – опустим». Все ржали. Слава Боженьке, буквально за сутки я стёрла фотки с украинскими флагами, короче, всё, что могло разозлить русских.

— Я смотрю, что несмотря на обстрелы Луганска украинской армией, вы ненавидите россиян?

— Больше всего у нас боялись правосеков. Мне рассказывали знакомые, как они заходили в дома, грабили, били мужиков, насиловали девушек. А что русские? Они чужие. За что мне их любить? Они тоже нас обстреливали и убивали.

— Как это? Стреляли по себе? – удивился я.

Украинка с вызовом посмотрела на меня.

— Да! У них постоянно недолёты. Нас обстреливают с двух сторон, пригороды города разрушены. Мы заложники, а ведь мы не ходили голосовать за отделение Луганска от Украины, ни я, ни мои знакомые.

— Вы были на Майдане?

— Да. Если бы знала каким боком это выйдет, никогда бы не пошла.

— Вам платили?

— Платили в день по 150 гривен, кормили.

— Всем?

— Не знаю, но мне и моим друзьям платили.

— Наверно, нужно было дождаться выборов и законным образом скинуть бандита, — высказал я своё мнение.

Попутчица его поддержала, кивнула.

— Одни олигархи сменили других, ничего не изменилось, только жить стало намного тяжелее. В России и то лучше живут. Мне предлагали уехать в Россию или в Крым, но я сбежала в Харьков, а оттуда в Израиль. Мне очень повезло.

Мы приближались к остановке Хоф-а-Кармель.

— Мне пора выходить, — сказал я. – Запишите мой номер, если возникнут проблемы, может, смогу вам помочь.

— Спасибо! – обрадовалась попутчица.

Я вышел из прохладного вагона. Зной обжигал лицо. Я думал об этой девочке, которой «очень повезло», а ведь она ровесница моей дочери. Вот только дочь моя, слава Создателю, живёт в престижном районе Тель-Авива, объездила пол мира, включая экзотические страны, ни в чём себе не отказывает, и считает, что ей не везёт в жизни.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s