Свободный народ на своей земле

Марк Борисович Рабинович, израильтянин с двадцатилетним стажем, мужчина вдумчивый и серьёзный, в прошлом житель культурной столицы России, внимательно ознакомился с законом о национальном характере государства Израиль. Сначала по-русски, потом, не доверяя русскоязычным новостям, прочитал на иврите, со словарём.

«Теперь всё будет иначе, мы заставим этих «пацаков» уважать себя», — Рабинович обвёл взглядом товарищей по работе, не так, чтобы гордо, но с достоинством.

— Я тоже люблю вашу пищу! — доброжелательно произнёс Марик и со снисходительной улыбкой добавил: — Приятного аппетита, Шхади!

Бригадир даже не удостоил его ответом. Он увлеченно вытирал питой хумус, быстро поглощал традиционную арабскую еду вместе с овощами.

«Не слишком ли я любезен с ними? Может, построже надо? Пускай знают своё место. А может, наоборот, проявить благородство? Сильный имеет право быть милосердным. Как там у нашего классика: «И милость к павшим призывал!»

— Если ты поел, сделай нам кофе! И побыстрее, скоро перерыв заканчивается, — без нотки уважения к «чатланину» чуть ли не приказал Шхади.

«Ладно, сделаю. Этот хам ещё не видел закона. Ничего, скоро мы с таких, как он спесь собьём», — громко подумал Марик.

— Товарищи! – провозгласил интеллигентный выходец из города трёх революций. — Вы знаете, какое величайшее событие произошло в судьбе еврейского народа? Как же так, друзья мои, да оторвитесь вы от своих тарелок!

Голос Марка звенел от восторга.

— С этого дня государство Израиль стало еврейским и для евреев!

— Только для евреев? – спросил Петя, еврей по дедушке жены.

— Нет, Петечка, не только! – поспешил успокоить его благородный Рабинович. – Никто таких, как вы, не станет прогонять обратно в Украину.

— А смысл тогда какой? – вступил в разговор Коля, репатриант из Донецка, тоже еврей по родственникам супруги.

— Как же? – удивился Марк. – Израиль теперь стал еврейским на официальном уровне, с еврейскими флагом, гимном, праздниками.

— Тогда это меняет дело, — донецкий подмигнул истинному сыну Израиля.

Шхади в разговор не вступал, хотя благодаря любовнице немного научился понимать по-русски. Он лишь недобро щурился и прятал усмешку на смуглом лице.

В конце рабочего дня Марик еле держался на ногах. Бригадир, неблагодарный еврейскому народу, поставил представителя титульной нации протягивать по стальным конструкциям тяжеленные медные кабели.

Словно «лошадь, загнанная в мыле», Марк Борисович Рабинович поднимался на последний, четвёртый этаж дома без лифта.

Марик постучал в дверь, нажал на кнопку звонка, достал ключ и открыл замок.

Татьяна, еврейка по своему мужу Рабиновичу, увлечённо вглядывалась в мобильник.

«Может, закон изучает, тогда понятно, почему не слышала звонка».

— От тебя воняет, как будто ты сероводорода рубанул, – не отрывая взгляда от экрана, поморщилась жена.

— Таня, ты читала закон о еврейском характере государства Израиль? – спросил Марк.

— Зачем мне читать всякую херню. Я твой еврейский характер прекрасно знаю. Этого для меня с лихвой хватает, — подняла на мужа строгий взгляд. — Почему ты ещё здесь? Марш в душ и закинь в стирку грязное бельё!

Рабинович тяжело вздохнул. «Кто знает, может, и не сегодня евреи станут свободным народом на своей земле. Ждали две тысячи лет, подождём ещё немного. Терпения нам не занимать».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s