За Зусмана и государство Израиль!

 

Война не способствует сохранению душевного равновесия, особенно, когда видишь своего товарища со следами грубых швов от смертельных осколков.

Странное зрелище, ещё вчера Зусман веселился, шутил, переживал, что проиграл в карты, даже обещал бросить курить и мечтал познакомиться с девушкой; а теперь он молчит, не шевелится и даже бесплатное пиво его не обрадует.

Старший сержант пехоты Ицхак Левин, молодой человек с нервной конституцией, решил отомстить хизбалонам (1) за друга.

Любитель фильмов про Рэмбо взял «Негев» (2), обмотался пулемётными лентами, намазал физиономию гуталином, и осторожно, чтобы не потревожить спящих на посту товарищей, вышел из армейской базы в тёмную, тёмную ночь.

Ицик пробрался сквозь южноливанскую рощу, поднялся на высотку и прислонил ухо к тишине, в надежде услышать арабскую речь.

Ему повезло, что в принципе неудивительно, он увидел смутные силуэты военных.

Недолго думая, солдат поднялся в полный рост и с криком: «За Зусмана и государство Израиль!» открыл огонь на поражение.

Враги попадали, хотя Ицику показалось, что он не попал, ствол ушёл в вверх, стрельбы как у Сталлоне не получилось. Но ливанская ночь вспыхнула пламенем огня и разорвалась резким грохотом. Ненадолго. Заклинил патрон.

«А!!!», — занервничал старший сержант. Он стучал по пулемету, дёргал затвор, поливал ствол водой и даже скрежетал зубами. Тщетно. Машинка не работала.

И тут, на беду, Левин попал в окружение. Наглецы предлагали ему сдаться.

«Это же надо как на иврите говорят, да ещё с румынским акцентом. Сукины дети!», — обречённо подумал израильский солдат и крикнул: «Евреи не сдаются!»

«Кол а-кавод (молодчина)! Ты нас чуть не пристрелил. А теперь, парень,  бросай пулемет!»

В детстве Ицик видел фильм про вечно пьяного усатого таможенника, поэтому ответил хоть и с акцентом, но по-русски: «Пулемета, я вам не дам, гебята!»

Один из переговорщиков рассмеялся и тоже сказал по-русски с точно таким же акцентом: «Таможня даёт добго!»

«Странные хизбалоны пошли, русский тоже понимают», — ещё больше удивился израильский солдат.

— Брат, не стреляй, брат! — голос Ицику показался знакомым.

— Что ты тут делаешь, Мишка? За Зусмана пришёл мстить? — поинтересовался он.

— Хочешь затянуться? — спросил Михаэль. — Ливанская дурь — самая качественная.

— Не. Я подымил пару часов назад, частить вредно, — ответил Ицик, не опуская хоть и бесполезное, но оружие.

— Понятно, — согласился Михаэль, выдохнул кисловатый дымок и что есть сил ударил ногой по «Негеву», потом по старшему сержанту.


Через 10 дней Левина комиссовали, психическое состояние солдата не позволяло ему служить в Армии Обороны Израиля без риска для себя и окружающих.

Ицик хотел попрощаться с Михаэлем. Не разрешили. Мишка сидел в армейской тюрьме за необдуманные и рискованные действия по разоружению пулеметчика.

1 Хизбалон — боевик террористической организации «Хезболла»

2 «Негев» — стандартный ручной пулемёт в пехотных подразделениях ЦАХАЛа

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s